Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 31.07 73.14 -0.0516
EUR 31.07 86.99 0.1289
Архив номеров

Два боевых года

2017-08-04

Наш земляк, Сергей Николаевич Шевцов, в те далекие времена просто Серега, попал в Афганистан после окончания учебного подразделения в окрестностях Ашхабада. В армию его призвали в ноябре 1983 года. И хотя в газетах и по телевидению слово «война» в открытую еще не произносилось, но направленные в Среднюю Азию призывники уже знали: едут на войну, туда, где стреляют и, иногда, убивают.

В «учебке» спешили. Курс обучения командиров орудий был сжат до предела. Армия требовала новых и новых бойцов. Уже через пять с небольшим месяцев Сергей Шевцов нашивал на погоны две узкие лычки. А в военном билете появилась запись: «командир орудия».

В один из апрельских дней новоиспеченных младших командиров посадили в КамАЗы и доставили на аэродром. Перелет особых следов в памяти не оставил, как и аэродром в Кабуле, где они приземлились. Через какое-то время вертолетом их доставили в Кундуз, где и предстояло артиллеристу служить ближайшие два года.

 998-й артиллерийский полк входил в состав известной сейчас 201-й мотострелковой дивизии. В феврале 1980 года полк в полном составе совершил 370 километровый марш из Термеза в Кундуз и сосредоточился в десяти километрах севернее этого города. Когда Шевцов прибыл сюда на службу, полк уже здесь обжился, наладил полевой быт, развернул все вспомогательные части. Основным видом вооружения были гаубицы М–30. Но вскоре после прибытия Шевцова в полк его перевооружили. Два дивизиона оснастили самоходными гаубицами 2С3 и 2С3М и третий - более современными на то время орудиями Д–30. Сергею пришлось освоить и те, и другие.

Сейчас уже Сергей Николаевич почти не помнит первого боя. Но признает, что было страшновато. Хотя артиллеристы, за исключением разведки и корректировщиков, редко непосредственно сталкиваются с противником, потому что огневые позиции, как правило, разворачивают в тылу. В Афганистане нередко было трудно определить, где тыл, а где передовая. Особенно при проводке колонн, чем в большей степени и занималась 201-я дивизия с приданными ей частями. Засады душманов были обычным делом.

Полком в боевых действиях артиллеристы принимали участие только в крупных операциях. Таких, как Тушкурганская и Файзабадская 1983–1985 годов. Разумеется, эти названия операций знали лишь командиры. Для рядовых бойцов это просто был выход на очередное дело. Сергей помнит, как ходили в Файзабад, Пули–Кумри, Мазари–Шариф, Тулукан и другие населенные пункты. Для солдат, в принципе, все было однообразно: заняли позиции, определили цели, по команде открыли огонь. Горы - это не равнина. Орудия порой приходилось таскать и на руках. А самоходки проводили по таким дорогам, которые и дорогой - то назвать было нельзя.

Сергей Николаевич вспоминает, как на одном из маршей все самоходные орудия через опасное место проводил один механик – водитель из старослужащих. Все переходили это место в пешем порядке, а он, одну за другой, перегонял боевые машины. Как ему это удавалось, Сергей Николаевич и сейчас не понимает. Из под гусениц тяжелой машины в пропасть срывались камни, сыпалась щебенка.

 К тому времени он уже был механиком-водителем командно–штабной машины. По сути, это была та же самоходка, только без орудия. В одной из операций выбыл механик-водитель. Командир батареи спросил:

- Водить умеешь?

Сергей умел, хотя прав на вождение у него не было.

- Тогда садись - и вперед.

 Экипаж КШМ – семь человек. Это радиотелефонисты, корректировщики огня, разведчики оптической разведки. КШМ, как правило, идет в боевых порядках пехоты или десантников. Впереди только саперы и боевое охранение. При нападении на колонну им было необходимо определить на карте место батареи, выявить цели и дать точные целеуказания на батарею. Когда машина не может пройти в горах, радиотелефонисты, разведчики взваливают всю аппаратуру на себя и идут вместе с пехотой. Пришлось полазить по горам и Шевцову.

Все это было, конечно, нелегко. Но привыкли. А вот просидеть месяц с расчетом орудия на блок-посту, это было действительно тяжело. И не только из-за постоянных обстрелов. Попробуйте хотя бы пару недель просидеть на одном месте без возможности помыться, без горячей пищи и под постоянным ветром, который несет песок и даже мелкие камни. Но и это наши парни выдерживали.

201-я дивизия с приданым ей артиллерийским полком принимала участие во всех «Файзабадских» войсковых операциях, организовывала по данным разведки засады, обеспечивала проводку колонн по дорогам этой страны. Для Сергея Николаевича Шевцова эти два года запомнились сплошной кочевой жизнью по городам и провинциям Афганистана, которые контролировала его дивизия. Даже детали первого боевого столкновения он припомнить не мог. Все одинаковы. Занимали позиции, ждали, потом стреляли. Как правило, с закрытых позиций. Поэтому результаты своего огня артиллеристы видели очень редко. Разве что потом, когда продвигались дальше по ущелью или по горным дорогам.

Вместо двух лет Сергей Николаевич прослужил на три месяца больше. Не отпускали, пока не пришла замена из Союза. Только в феврале 1986 года самолетом их перебросили обратно в Ашхабад и оттуда уже отправили на родину.

458

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom