Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 19.09 72.56 0
EUR 19.09 85.46 0
Архив номеров

Десант – это проверка на прочность

2017-08-02

Нет. Не взяли на срочную службу, он пошел на сверхсрочную. Завербовался прапорщиком. А поскольку имел специальность дирижера, полученную в музыкальном училище, попал в военный оркестр. Стал там дирижером.

Прапорщик - не офицер. Отслужил отведенное контрактом время - и сам себе хозяин. Сам в свое время был в подобной роли и знаю, как греет иногда чувство, что через некоторое время ты полностью свободен. Тем более что, прослужив несколько лет, и хорошо узнав быт и жизнь армейского офицера, не каждый возьмет на себя смелость получить офицерские звездочки на погоны, связав свою судьбу с армией на многие годы.

И со всем сопутствующим этой судьбе. Часто с неустроенным бытом, необходимостью переездов и со всем с этим связанным, совершенно ненормированным рабочим днем, невозможностью спланировать свою жизнь даже на день вперед, не говоря уже о неделе, месяце или годе. И уж если человек, зная обо всем этом, все же связывает свою судьбу с армией, значит это все его. Ардагин связал. И прослужил в общей сложности больше тридцати лет.

Люди несведущие могут сказать:

- Конечно, в оркестре, почему бы не служить. Это не с автоматом бегать, и не в окопах зимою зябнуть или в летнюю жару на марше пыль глотать. Для таких скажу, что служба офицера в военном оркестре отличается от службы строевого офицера лишь тем, что в парадном расчете строевые идут в строю, а оркестранты для них играют марши. Всю остальную их жизнь регламентирует Устав, единый для всех военнослужащих.

И в Сибирскую музыкальную академию с целью получения офицерского звания Михаил Ардагин поступил совершенно сознательно, прекрасно осознавая, какие «тяготы и лишения» ему предстоит переносить. Слова «тяготы и лишения» взяты мною в кавычки не потому, что я отношусь к ним с иронией. Здесь нет никакой иронии, поскольку взяты они из присяги при вступлении на военную службу.

Начал свою офицерскую карьеру лейтенант Ардагин в мотострелковой части, продолжил в танковой, и последние семь лет служил в воздушно-десантных войсках. И везде военнослужащие оркестра, помимо своих основных обязанностей, проходили полную и качественную подготовку в соответствии с родом войск. И на случай боевой и даже учебной тревоги имели свою задачу, которую были обязаны выполнить при любых обстоятельствах. С особенной остротой это проявлялось в 11-й десантно-штурмовой бригаде, где Ардагин руководил бригадным военным оркестром. Как и все десантники, оркестранты должны были заниматься стрелковой подготовкой. Как и все десантники, они обязаны были уметь совершать прыжки с парашютом. В случае тревоги или выезда бригады на учения музыканты, согласно боевого расчета, занимали посты по охране бригадной базы. Были у них свои обязанности и на случай боевой тревоги. Музыка - это хорошо, это очень нужное в армии дело, но защита своей страны все же на первом месте. И к этому каждый солдат и офицер, независимо от того, какие у него эмблемы на петличках, должен быть готов всегда и при любых обстоятельствах.

Михаил Георгиевич сейчас с гордостью говорит, что его оркестр всегда сдавал весенние и осенние проверки на «отлично», ни в чем не уступая строевым частям. Впрочем, в той обстановке, в том ритме, в котором жила десантная бригада, просто невозможно было по-другому. В отличие от мотострелков и танкистов, с которыми Ардагин может компетентно сравнивать режим жизни части, десантники находились, как он говорит, в постоянном движении. Здесь невозможно было расслабиться. Все время подчинено обучению личного состава, его боевой подготовке.

К примеру, назначается день прыжков с парашютом. Накануне весь личный состав обязан пройти через воздушно-десантный комплекс. Это специальная полоса препятствий и вышка для прыжков с парашютом на тросе. Утром, к примеру, прыжки назначены на 11 часов. В шесть утра десантники уже опять на ВДК, разминают голеностоп, отрабатывают прыжки. Все действия отрабатываются до автоматизма. Если мотострелки на стрельбах не спеша и методично отрабатывают стрельбу по двум грудным мишеням и пулемету, то десантник тоже самое должен сделать сразу после приземления с парашютом. А нередко и после рукопашной борьбы с «противником».

Семь лет службы в военно-воздушной бригаде Михаил Георгиевич вспоминает как лучшие годы службы. И поддерживает отношения со многими сослуживцами, хотя прошло уже немало лет после увольнения.

В Шебекино Ардагин попал случайно. После службы в Забайкальском крае захотелось туда где потеплее. Купить квартиру в Белгороде за тот сертификат, который он получил при увольнении, было нереально. Выбор пал на Шебекино. Как и каждый отставной офицер, на новом месте стал искать знакомых по службе в армии, и место, где мог бы применить свои музыкальные способности. Случайно узнал о клубе моряков «Альбатрос». В тот момент как раз музыкальный руководитель клуба стал отходить от дел, и И. И. Фейзер попросил Ардагина заняться хором. И он занялся.

 С армейской ответственностью и напористостью. Единственное, что изменилось, так это то, что хор стал не только хором ветеранов ВМФ, но и Вооруженных сил Российской Федерации. И, наверное, это правильно. Кастовость не приветствуется в армии, не место ей и на «гражданке». Сейчас хор действует в двух формированиях. Есть большой хор и есть вокальный ансамбль. Но на популярность этого образования это не повлияло. Более того, с приходом Ардагина хор стал более мобилен. Его участники регулярно принимают участие в различных конкурсах и фестивалях, выступают в других городах.

 Уже трижды побывали в Донецке и Луганской Народной республике.

 К примеру, в ДНР, в Новоазовском районе, село Хомутово, выступали в большом зале. Зал был полон, среди зрителей было много детей, а в зале, при исполнении песен времен Великой Отечественной войны, стаяла такая тишина, что, по словам Ардагина, комок к горлу поднимался. У людей, переживших боевые действия, совсем другое восприятие репертуара хора. И в Донецке, и в Луганске, и в Ростове, и в Севастополе зрители аплодировали хору стоя. Это дорогого стоит и ко многому обязывает. Мы еще долго вспоминали годы военной службы. Важность и необходимость сохранения песенного наследия наших отцов и дедов, роли музыки в патриотическом воспитании молодежи. Михаил Георгиевич рассказывал о ближайших и отдаленных творческих планах, о созданном им дуэте «Бекет ВДВ». Бекет, слово, пришедшее из французского языка, означающее военный пост или выносной караул.

А в нашем случае творческое представительство наших Военно-воздушных сил. Мне кажется, что жители не только нашего города, но и других регионов России еще не раз получат возможность зарядиться эмоциями у хора «Альбатрос» и дуэта «Бекет ВДВ». А накануне Дня ВДВ я и журналисты редакции поздравляют М. Г. Ардагина и всех десантников с их праздником.

738

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom