Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 20.04 76.25 0.6956
EUR 20.04 91.48 1.0158
Архив номеров

С "первой волной"

2017-02-03

Сначала он попал в артиллерийскую учебную часть в Москве, которую закончил в звании сержанта, и был направлен в Пирятин под Киевом. Артиллерийских частей там не было, и ему предложили служить в зенитно-артиллерийском полку. Пришлось освоить несколько иные приборы, но это оказалось не столь сложным, и служба пошла своим чередом.

В конце 1979 года сержант Бондаренко отличился на учебных стрельбах и был поощрен отпуском на родину. Уехал из части как раз накануне Нового года, а восьмого января вернулся в часть. Полк его был кадрированным, то есть в сокращенном составе, всего семьдесят человек. Не удивительно, что уже на второй день после отпуска он заступил в наряд помощником дежурного по части. И в этот же вечер поступил звонок из штаба дивизии: тревога!

 В отличие от обычных учебных тревог, в этот раз поступила команда собрать в скатку белье, «парадку» (парадный мундир), личное оружие и все остальные вещи. Пока шла суматоха сборов, прямо ко входу к казарме подогнали автомашины. Привезли на железнодорожный вокзал, погрузились в пассажирские вагоны - и на Киев. Там пересели на электричку и поехали в Белую Церковь. В Белой Церкви за ночь сформировали целую дивизию. Город провожал их с духовым оркестром, на улицы вышло все население. Сомнений не было: их отправляют в Афганистан.

Дня три эшелон с солдатами шел в Термез. Там прибывших быстро распределили по частям. Михаил попал в 990-й зенитно-артиллерийский полк. Получили технику. К тому времени этот полк оставался одним из немногих, на вооружении которого остались 75-милиметровые зенитные орудия. Орудия устанавливались на боевые позиции и управлялись дистанционно, со станции наведения. На такой станции и работал Бондаренко. Само орудие было установлено на четырехколесный прицеп, что позволяло буксировать его автомобилем или тягачом. Для развертывания его в боевое положение требовалась всего минута. В батарее было четыре орудия, которые действовали синхронно.

На боевое слаживание отвели всего несколько дней. Постреляли из личного оружия, гранатометов, и в первой половине февраля 201-я мотострелковая дивизия, в состав которой входил и полк Бондаренко, по наведенным понтонам через Амударью начала пересечение Государственной границы СССР. Впереди был марш по маршруту Хайратон-Пули-Хумри-Кундуз и неизвестность.

В первый же вечер, когда встали на дозаправку, колонну обстреляли из стрелкового оружия. За время подготовки со своим отделением сержант Бондаренко даже не успел как следует познакомиться. Ребята были со всех краев страны. Знакомились в дороге, отрабатывая отражение нападения на колонну. Обстрелы продолжались до самого прибытия на место назначения.

Дивизия дислоцировалась в Кундузе. Зенитчики расположились в районе аэропорта «Кундуз». Здесь же было управление дивизии, медсанбат, отдельный батальон связи и другие части. Поскольку в условиях Афганистана прикрытия от нападения с воздуха не требовалось, зенитчикам приказали нести сторожевое охранение режимной зоны вокруг аэропорта города Кундуз. Вначале они находились в первой линии охранения, а с прибытием десантников их отвели на вторую линию. Четыре батареи зенитчиков стояли по краям летного поля и действовали в качестве обычных артиллерийских орудий. Стрелять по горам при обстрелах аэропорта приходилось. По самолетам нет. Лишь один раз радиолокационные станции обнаружили нарушителей предположительно со стороны Пакистана. Но тревога, случившаяся в отсутствие командиров дивизиона и батареи, оказалась ложной. Наши вертолетчики забыли включить систему опознавания «свой–чужой». А сержант Бондаренко получил выговор за то, что чуть было не открыл огонь по своим. Хотя действовал он строго по боевому наставлению.

 Но все это было много позже. А первые дни запомнились ежедневной изнурительной работой, раскисшей грязью, а через некоторое время и вшами.

Сразу по прибытии полк занялся обустройством. Ставили палатки, размещали орудия и станции наведения. Лопаты порой не бросали с утра до вечера. Чтобы поставить палатку, предварительно надо было вырыть углубление по ее размерам глубиной до полутора метров, приспособить настил, что при отсутствии леса было довольно не просто. Поставить кровати или соорудить настилы, установить печь для обогрева, топить которую, кстати, было нечем. Как и полевые кухни. Приходилось готовить на солярке и ею же обогреваться. А как можно обогреться, если через дыры в палатках небо видно. Днем плюс 18 и дождь, ночью снег и мороз. Спали в одежде, только разувшись. Отсюда и вши. Боролись с ними с помощью ведра и паяльной лампы. Обмундирование - в ведро и грели паяльной лампой, пока не прокипятится. Сушили над печкой. Помогало, но не надолго. Лишь много позже появились новые утепленные трехслойные палатки. Стало полегче.

Все это сопровождалось службой в боевых дозорах и в контроле неба в пределах действия РЛС. Дело в том, что подлетное время с пакистанского аэродрома составляло всего шесть минут. Поэтому отслеживались все взлеты и посадки пакистанцев, контролировались полеты их самолетов. И это днем и ночью. Нападения авиации Пакистана никто не исключал.

Как говорит Михаил Иванович, их полк в выездных операциях не участвовал. Прикрытие от авиации не требовалось, поэтому они безвыездно служили в аэропорту. Аэропорт регулярно обстреливался по ночам из стрелкового оружия. Но не прицельно. Стрельба тут же прекращалась, после того как стоящие в охранении танки сделают два-три выстрела прямой наводкой, или артиллеристы точно также отреагируют на обстрел.

В более менее сложную ситуацию сержант Бондаренко попал лишь однажды. В выходной день, как всегда, устроили спортивный праздник. А во второй половине дня – отдых. В качестве отдыха командование полка устроило разбор саманных построек на расположенной невдалеке разрушенной базе Афганской армии. Саман использовали для строительства в полку. В сопровождение дали БРДМ (бронированная разведывательно-дозорная машина). Пока солдаты занимались разборкой построек, расчет БРДМ подцепил обнаруженный на базе трактор и пробовал его завести. Отъехали уже довольно далеко, как неожиданно начался интенсивный пулеметный обстрел. Командира нет, БРДМ далеко. Хорошо, один из бойцов сориентировался и по руслу высохшего арыка бросился к мосту километрах в двух. Там в охранении стояли два танка. Танкисты не подвели, два-три выстрела в сторону «духов» - и все стихло.

Афганистан запомнился Бондаренко не столько боевыми действиям, сколько жарой и пылью летом и слякотью зимой. Особенно пылью. Никогда до и после Афганистана такой пыли он не видел. А в дождь эта пыль превращается в липкую грязь, от которой с трудом отмыть обувь можно. И так год.

В увольнение в запас Бондаренко летел самолетом до аэропорта Термез в Узбекистане. Высыпали из самолета - и на дорогу, ловить попутки. В Термезе получили проездные документы, деньги - и в поезд. Дня три с лишним ехали до Воронежа. Привыкали к мирной жизни.

 P.S. Есть семьи, в которых воевать не привелось никому. И даже в армии никто не был. В семье Бондаренко воевать пришлось почти всем мужчинам. Отец провел в армии восемь лет, с 1939-го по 1947-й, воевал в двух войнах. В Афгане воевать пришлось Михаилу. Там же погиб его брат. Младший сын совсем недавно вернулся из Сирии. Был там ранен. Так что эту семью можно назвать защитницей Родины. С полным на то основанием.

На снимке: Михаил Иванович Бондаренко, бывший воин-интернационалист.

190

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom