Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 22.04 76.82 0.8043
EUR 22.04 92.29 0.5406
Архив номеров

Особенные годы

2016-07-06

По всем признакам, служить Куликову предстояло в Центральной группе Советских войск в Чехословакии. Однако попал он для прохождения курса молодого бойца под Ташкент. Месяц молодых новобранцев учили стрелять, рыть окопы, бегать по пересеченной местности с довольно большим грузом за плечами. Боевые действия в Афганистане к тому времени шли уже пятый год. И не нужно было гадать, куда попадешь после краткосрочного обучения. Вопрос был лишь в том, куда конкретно? И хотя в открытой печати в то время война в этой стране преподносилась как исключительно мирная миссия, призывники знали от уже отслуживших земляков, где и какие идут бои.

После курса молодого бойца полторы сотни новобранцев направили в Кушку, небольшой городок, расположенный на одноименной реке, на границе с Афганистаном. И там их «разбросали» по всему Афганистану. Куликову, на первый взгляд, повезло. Он попал служить в населенный пункт Турагунди, невдалеке от границы с Туркменией. Там только что был создан перевалочный пункт техники и снаряжения для 40-й армии, а для его охраны сформирована отдельная рота. Вот в нее и попал Куликов.

Только немного позже, когда началась уже настоящая служба, Куликов понял, что слово «повезло» по отношению к этой стране ничего не значит. Исключительно мирный днем городок ночью мог в любое время вспыхнуть очередью из автомата или гранатомета. Война шла независимо от того, насколько близко от границы расположена твоя часть.

Впрочем, к выстрелам молодежь привыкала быстро. Тем более, что не так уж часто по ним стреляли. А вот к климату привыкнуть было сложнее. Жара, постоянно висящая в воздухе мельчайшая пыль, хроническая жажда донимали ребят из средней полосы так, что при возможности они могли залпом выпить трехлитровую банку воды. Теплой и безвкусной, отдающей металлом цистерны, в которой ее привезли. Лишь много позже, уже из глубинных районов Афганистана «пришел» рецепт изготовления настоя из верблюжьей колючки. Только эта ядовито зеленая и горькая жидкость более или менее утоляла жажду.

 Необходимо сказать, что до 1983 года доставка грузов в Афганистан осуществлялась исключительно автотранспортом и небольшая часть - грузовыми самолетами. В сентябре 1983 года было завершено строительство железнодорожных путей к перевалочной базе Турагунди. Объем грузов и техники существенно вырос. И встала проблема охраны как вагонов, поступивших на подъездные пути, так и базы в целом. И отдельная рота, в которую попал служить Куликов, как раз и была предназначена для охраны базы и подъездных путей к ней.

Когда Геннадий Куликов прибыл в Турагунди, места для размещения роты практически не было. Жили в палатках, столовая была сооружена из картонных ящиков. Поэтому первые дни службы запомнились работой по обустройству на палящем солнце, постоянном ветре, так называемом «афганце». Он нес не прохладу, а мельчайшую пыль, которая забивалась везде, скрипела на зубах, набивалась в волосы. Работы перемежались нарядами в караул либо в патруль. Представьте себе двухчасовую смену караула на палящем солнце, от которого практически негде укрыться днем, и холод ночью.

В сущности, все, кто служил в армии, знают, что такое караул. Здесь же было одно существенное отличие: охранять военное имущество приходилось под постоянной угрозой обстрела или нападения на базу. Впрочем, такого, чтобы душманы напали на склады, Геннадий не помнит. А вот свист пуль в ночном карауле был делом обычным. В Афганистане шла война, в которой не было разграничения на фронт и тыл. Фронт был везде. И всегда и везде надо было быть настороже. Тот, кто этого не понимал, просто погибал. Примерно так ответил Куликов на мой вопрос, были ли погибшие в его роте. -Гибли по дурости, - коротко ответил он. И в подробности вдаваться не стал.

Впрочем, погибнуть в войне можно было и не по дурости. Через некоторое время Геннадия Куликова, солдата уже более или менее подготовленного и обжившегося в военных условиях, перевели в спецкомендатуру. Теперь служба его заключалась в основном в патрулировании территории расположения базы и частей Советской Армии. А территория эта была не малой. Кроме перевалочной базы здесь дислоцировались мотострелковые части, подразделения афганской армии, разного рода транспортные подразделения, обеспечивавшие доставку грузов на перевалочную базу и отправку их в глубь страны.

Задача спецкомендатуры была на первый взгляд проста. Обеспечение порядка на территории, соблюдение комендантского часа. Но это - общие слова. В деталях же стрелки принимали участие в борьбе с диверсионной деятельностью, предотвращали проникновения в городок агентов бандформирований, ну и, чего греха таить, стояла задача не допускать дезертирства и предательства наших военнослужащих.

В советских частях в то время служило немало туркмен, узбеков, таджиков, азербайджанцев. Именно к ним было приковано первоочередное внимание агентов душманов. Они надеялись именно единоверцев склонить к сотрудничеству. Да и общность языка и культуры способствовали этому.

Понятно, крупная перевалочная база в Турагунди притягивала внимание разного рода агентуры. Даже просто наблюдая за перемещением грузов, их содержанием, можно было сделать вывод не только о вооружении частей, но и о предполагаемом характере действий Советской Армии в той и иной части страны. Еще больше можно было узнать от излишне разговорчивых военнослужащих. Разумеется, работу по выявлению агентуры вели специалисты контрразведки. Но к задержанию выявленных агентов и просто подозрительных в городке нередко привлекали стрелков спецкомендатуры. И перестрелка при таких задержаниях была обычным делом.

Но не только гибель или ранение от душманской пули грозили нашим бойцам в Афганистане. Весь образ жизни местного населения являлся угрозой здоровью и жизни. Это качество питьевой воды, антисанитария в жилых массивах, болезни, о которых в Советском Союзе давно забыли, здесь были обычным делом. Заболеваемости, особенно в первые месяцы пребывания наших частей в этой стране, способствовали острый дефицит воды, отсутствие возможности помыться, часто просто вовремя поменять белье. Это позже, когда наладилась работа тыловых служб, все стало на свои места. А до этого заболеть малярией или того хуже - тифом, было среди солдат обычным делом. Не минуло это и Куликова. Несколько недель с гепатитом он пробыл в госпитале. Это был единственный раз за почти два года, когда ему удалось выбраться из зоны боевых действий, поспать без опасения очередного обстрела, просто пройтись по улице города.

Кроме Турагунди, Куликову приходилось с кратковременными поездками побывать в Герате, в Шинданте, в Баграме, но ничем особым эти поездки не запомнились. Кроме той же удушающей жары, пыли и грязи.

Перечитав написанное выше, я понял, почему на просьбу рассказать о службе в Афганистане, Геннадий Николаевич Куликов сказал, что ничем особенным она не отличалась. Служба как служба. Просто для тех, кто там служил, в ней действительно не было ничего особенного. С моей же точки зрения, каждый день, проведенный там, был особенным. Недаром, на вопрос, хотел бы он туда вернуться, Куликов, не задумываясь, ответил: «Да!». Наверное, именно поэтому, и спустя более тридцати лет после возвращения оттуда, Куликов продолжает поддерживать связи со своими сослуживцами со всего бывшего Советского Союза. Боевое братство - не пустые слова. Оно даже не в памяти. Оно в сердце.

169

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom