Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 21.09 73.33 0.7713
EUR 21.09 85.88 0.4171
Архив номеров

Мастер от Бога

2016-01-22

Дом Николая Петровича на улице Веселой выглядел в точном соответствии названию улицы, где он расположен. Во дворе идеальный порядок, ничего лишнего. Дом светлый, отделанный белым сайдингом, с серой отделкой. Все качественно, со вкусом.

- Дом этот не первый, - начинает рассказ Николай Петрович. – Первый дом строил с отцом, и еще два помощника было. Электроинструмента тогда не было, все вручную. Двери, коробки, рамы, подоконники - словом, все. Таких мозолей, как тогда, у меня больше в жизни не было.

После седьмого класса знакомый отца устроил его в промкомбинат. Столярничать. Через месяц подходит к нему мастер:

 - Надо бы тебе, Коля, станок столярный себе сделать.

Сделал станок, с винтами для зажимов брусков. Неделю поработал на нем, приходит как-то, а станок лаком покрыт.

- Ты на нем осторожно работай, - говорит мастер, - не поцарапай.

Поработал еще неделю, приходит, а станка нет. А куда делся, спрашивать не стал. И так понятно.

На промкомбинате в ту пору тумбочки делали, этажерки. Все это Николай освоил быстро. А между делом инструмент себе сделал. Рубанки, фуганки - все, что надо. Рубанок до сих пор сохранился. Из груши сделан и отполирован руками до блеска. Словом, освоился. Через некоторое время снова мастер с вопросом:

 - Микола, ты викна робыв?

 - Робыв, - отвечает. (А первую свою раму он еще в 15 лет сделал.)

 - Тоды поихалы.

Поехали в Чураево. Там ферму построили, а оконные проемы сделали по размеру меньше. Семьдесят проемов, сто сорок окон. И на все две недели. Инструмент с собой прихватил. И начал работать. Глаза боятся, а руки делают. Вместо двух недель, сделал за десять дней. И получил за эту работу 300 рублей. Деньги по тем временам огромные. Вообщем, это было признание. Признание мастерства.

Спрашиваю:

- Кто учил столярному делу?

 - Рубанок научил в руках держать дед. Потом сам присматривался, как и что. А вообще, ремесло это наследственное. Еще прапрадед повозки делал, сани, бочки. Бывало, приходят к нему, а он что-то мастерит и напевает: «Тала-ла, тала-ла». Так и прозвали его Талала.

 И прозвище это к деду перешло, он был модельщиком на сахарном заводе. Потом к отцу и к нему. А вместе с прозвищем и талант мастерить из дерева все, что нужно. На прозвище это Николай Петрович не обижается. Наоборот, гордится. Сколько лет прошло, а прапрадеда помнят. Значит, настоящий мастер был. Память о себе добрую оставил.

Что касается мастерства, то и Николая Бог не обидел. За что ни возьмется, все получается. Это сразу приметили в промкомбинате. И поручали работу наиболее ответственную. Он вспоминает, как отправили его ремонтировать столы в обком КПСС. Столы были большие, двухтумбовые. Зеленым сукном покрытые. Фанеритом отделанные. Две недели работал в обкоме. Потом послали в горком Белгорода. И там справился. Но соль всей этой командировки в другом. Через несколько дней обратилась к нему пожилая женщина с вопросом, может ли он поставить двери и врезать замок.

- Могу, только после работы, – ответил молодой мастер. И за вечер все сделал. И получил сто рублей. Хотя соглашался помочь не за деньги. Через пару дней еще одна просьба: вставить окна и застеклить. Сделал и еще сто рублей заработал. Еще через день новая просьба - вставить двери и окна и застеклить. Здесь работы было больше. Но все сделал. И получил уже двести рублей. Надо сказать, что в те времена максимум, что он обычно зарабатывал – 120 рублей в месяц. Цену за работу он не назначал. Все равно по вечерам делать было нечего, мог и бесплатно сделать. Но за хорошо сделанную работу люди платили, а еще и благодарили.

Я видел сделанные Николаем Петровичем некоторые из его поделок. Раздвижной стол, табуреты с точеными ножками, дверные коробки, чуть ли не отполированные им. И могу понять тех людей. За отличную работу было не грех и заплатить.

Почти два десятка лет проработал Друзев в промкомбинате. Но однажды главный инженер сахарного завода сманил его на завод. Пообещал человека из него сделать. Человека, не человека, но отличным аппаратчиком он стал. Учился у известного мастера – аппаратчика Н. С. Баженова - месяц. Потом самостоятельно начал работать аппаратчиком второго продукта. И продолжал присматриваться к работе более опытных специалистов. И научился. Такого крупного кристалла, как у него, ни у кого не получалось. Теперь уже у него учились. Через несколько лет работы на заводе он ушел в колхоз «Россия» бригадиром плотницкой бригады. И здесь неожиданно для себя сделал карьеру. Из бригадиров строителей стал заведующим свинофермой. А дело было так.

 Однажды на ферме в Щигровке обвалился потолок. Восстановить его поручили бригаде Друзева. Поменяли балки, застелил потолок, засыпали керамзитом. За неделю управились. И вдруг приезжает начальник участка домой к Друзеву и говорит:

- Что вы там на ферме наделали, потолок ваш обвалился. Поехали, председатель вызывает.

Про обвалившийся потолок Николай Петрович не поверил. Сделали его на совесть. Значит, что-то другое. Приехали, там председатель, парторг, начальники участков. И. Г. Красноруцкий говорит:

 - Принимай, Николай, свиноферму.

Так он стал заведующим фермой. Посмотрел на свое новое хозяйство, а там грязь, полы прогнили. Организовал мужиков, навели порядок. В лесничестве договорился за дубовую доску. Сам поменял полы. Отремонтировал станки. Другое дело. Председатель приехал, посмотрел.

 - Где ты, - говорит, - доску взял на полы?

 - Добрые люди помогли, - отвечает.

Хлопнул председатель его по плечу:

- Молодец, - говорит. И уехал. А Друзев первым делом наладил учет. Потом свел хряков в один станок. Предварительно выломав у них клыки, чтобы не ранили друг друга. А в освободившиеся станки поместил почти шесть десятков голов свиней. Опорос вырос. Все довольны.

 Шесть лет работал Друзев заведующим СТФ. Пока ее не закрыли. За это время его в партию приняли. И когда ферму закрыли, сам В. П. Грунин, первый секретарь горкома КПСС, сказал, чтобы Друзева назначили заведующим молочно-товарной фермой. И здесь у него все получалось. И с отелами нормально все, и с молоком. Еще шесть лет отработал на МТФ. А когда ее также ликвидировали, он ушел в трактористы. Не захотел с телятами возиться.

Учился в колхозе. Сдал экзамены. И стал пахать, сеять, убирать. Как и везде, тут тоже все получалось. Скоро стал механизатором широкого профиля. Так механизатором до пенсии и работал.

Но когда и начальником, и трактористом работал, основное свое ремесло не забывал. По дому столярничал, дочери дом построил. И на просьбы односельчан помочь - не отказывал. В Нежеголи не один дом стоит под сделанной им крышей. И не только дом.

Дети из Нежеголи ходят в Вознесеновскую школу. Ходить приходилось через автомобильный мост. И далеко, и опасно. Автомашины одна за другой. Вот и организовал Друзев мужиков на сооружение кладки через реку. Сваи забили, кладку постелили. И дорогу к Вознесеновке сократили, и детей обезопасили.

Сейчас Николаю Петровичу уже за семьдесят лет. Крыши ставить уже не под силу. И станок токарный по дереву стоит без дела. Но инструмент в сохранности и в порядке. Кое-что по мелочи, для себя еще может сделать. Хотя и сделанного им хватит, чтобы люди помнили его, как помнят его прапрадеда.

392

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom