Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 02.08 73.14 0
EUR 02.08 86.99 0
Архив номеров

Жизнь - науке

2015-10-30

Те наши читатели, которые в свое время работали во ВНИИПАВе, безусловно помнят этого энергичного человека, который много лет работал заведующим лабораторией синтетических жирных кислот. Доктор химических наук, автор многих изобретений в области химии, он и сейчас продолжает работать. Теперь над книгой об истории химического завода и института. А рассказать ему есть о чем.

Взять хотя бы историю с закупкой Японией лицензии на производство высших кислот. Эта страна, имея довольно сильную науку, взяла за практику приобретение разного рода патентов, их доработку, совершенствование и продажу. Как правило, в те же страны, где их купила. Решили купить и тем же путем усовершенствовать процесс производства синтетических жирных кислот. Долго шли переговоры, в которых в основном принимал участие и Перченко, и наконец купили лицензию за 500 тысяч долларов. Деньги эти «осели» по тогдашней практике в министерстве. До Шебекино ничего не дошло. В общем, японцы дорабатывали изобретение Перченко шесть лет и ничего путного не добились. Приезжали снова, хотели продать свои наработки. Но ничего существенного предложить не смогли и уехали восвояси. Это был один из немногих случаев, когда японцы просчитались. В то время как в СССР эти технологии работали.

Вообще же у нашего ученого на счету более 50 изобретений и 260 научных публикаций. Кстати, с публикациями тоже была занятная история. В основном А. А. Перченко публиковался в одном из журналов Академии Наук страны. Эти статьи нередко перепечатывались в зарубежных научных изданиях. Естественно, автор по незнанию гонорара за них не получал, он оставался в академическом издании. До тех пор, пока один из его знакомых не подсказал, что как автор он также имеет право на гонорар. Александр Андреевич на всякий случай обратился в редколлегию журнала и вскоре получил первый гонорар в опечатанном конверте с инвалютными рублями. Существенного влияния на его материальный уровень эти деньги не оказали, но дочь, которая училась в то время в Москве, могла позволить себе изредка купить сапоги в знаменитой в то время «Березке».

К сожалению, не все истории из жизни Перченко были столь же оптимистичны. Скорее, вся его жизнь и научная карьера состоялись вопреки обстоятельствам. В 1940 году он поступил в Киевский геологоразведочный техникум. Сложись все иначе, быть бы ему геологом. Но год спустя началась война. Случись попасть ему в эвакуацию, все также сложилось бы по- другому. Но эвакуация не состоялась, и он остался в тылу. В июле 1943 года его, как и многих его сверстников, угнали в Германию. Работал на шахте. Ввиду его небольшого роста и истощенности, в забой его не послали, работал на поверхности. До осени 1944 года он работал на шахте. Пока полиция его не арестовала. За пропаганду. Никакой особой пропаганды, конечно же, не было. Просто подросток немного знал немецкий язык. Иногда слышал разговоры немцев о положении на фронте. Услышанное пересказывал своим товарищам по несчастью. Кто-то выдал. И арест. Нашили на куртку пометку «ОСТ» - и на поезд. Привезли в небольшой немецкий городок, где дня через три как врага Германии приговорили к отправке в Бухенвальд. Но это уже был 1944-й год. Бухенвальд находился в восточной Германии, куда уже подходил фронт. Везти его туда, видимо, не решились и отправили в тюрьму города Херне. Оттуда переправили в тюрьму города Дортмунд. Охрана при перевозке была немногочисленная, и ему с одним поляком удалось сбежать. Несколько дней скитались по лесу, пока не наткнулись на американские передовые части. Бывших узников накормили, дали обувь и одежду и отправили к союзникам. Нужно ли говорить, сколько радости было у обреченного на смерть юноши.

 Казалось бы, вот счастливый конец всей этой истории. Но не тут-то было. После тщательной проверки в особом отделе в Бресте его, не спрашивая о согласии, направили на Урал. Там он попал на Первоуральский трубопрокатный завод. Год работал слесарем. А потом поступил на вечернее отделение металлургического техникума при заводе. Учился хорошо и через год перевелся на дневное отделение. А параллельно поступил еще и в вечернюю школу. В 1948 году закончил два курса техникума и школу.

 К этому времени ограничения на его передвижения по стране закончились, и он отправился поступать в университет Харькова на физико-математическое отделение. Математику знал хорошо и экзамены по основным предметам сдал на отлично. Осталось сдать один немецкий язык. Но тут он узнал, что стипендии в университете платить не будут. И, не долго думая, перенес документы в Харьковский химико-технологический институт, сдал немецкий язык, и его зачислили.

Учился Перченко на отлично. И закончил вуз с отличием. Поскольку во время учебы студент проявил склонность к научной работе, известный в стране профессор Б. Н. Тютюнников попытался оставить его в аспирантуре. Но это был 1953 год. А у Перченко в документах стояла отметка, что во время войны был в Германии. И горком КПСС «зарубил» его кандидатуру. Так молодой специалист оказался с группой своих однокурсников в Шебекино, где в то время был запущен Шебекинский химический завод.

Но здесь злополучная отметка о работе в Германии снова сыграла свою злую шутку. Директор завода Г. Б. Альтерман отказался взять его на работу под предлогом, что производство было секретное, а он человек не достаточно проверенный. Пришлось возвратиться в Харьков. В институте его знали и приняли без лишних слов. Началась научная работа. Вскоре один за другим он разработал два ценных изобретения. И внедрять одно из них его отправили на Шебекинский химзавод. Тут, забыв о «секретности», Альтерман сам предложил ему работу в центральной заводской лаборатории.

 Здесь в то время осваивался процесс производства синтетических жирных кислот. И А. А. Перченко продолжил работу над разработанным еще в институте изобретением - поиском катализатора химического процесса, способного ускорить процесс окисления парафинов. Работа настолько увлекла молодого специалиста, что с 1953 года по 1960 год он ни разу не уходил в отпуск. Работал в цехе СЖК, а все свободное время проводил в заводской лаборатории. В результате в 1961 году защитил кандидатскую диссертацию. А спустя некоторое время по конкурсу был назначен заведующим лабораторией СЖК Всесоюзного института поверхностно-активных веществ.

Здесь, уже с командой специалистов, в основном пришедших с химзавода, он продолжал работать над поиском наиболее активного катализатора. И поиск этот удался. В 1966 году на химзаводе внедрили новый катализатор, существенно ускоривший процесс получения синтетических жирных кислот. За это научное достижение А. А. Перченко был награжден орденом Почета. А чуть позже был принят в партию. В это время отметка «был в Германии» свое значение уже потеряла.

- Для меня работа была в удовольствие, – говорит Александр Андреевич. – Как правило, уходил к девяти утра, а возвращался домой не раньше восьми вечера. Руководил лабораторией, много лет был председателем правления Всесоюзного химического общества имени Д. И. Менделеева при институте, ряд лет исполнял обязанности заместителя директора по научной работе. Как только сил хватало?

 А их хватило не только на руководство лабораторией и общественную работу, но и на продолжение научных изысканий. За разработки, выполненные им и его лабораторией, в 1976 году Перченко была присуждена Государственная премия. Несколько раз ученый награждался медалями ВДНХ. А в 1992 году Александр Андреевич успешно защитил докторскую диссертацию.

Начало девяностых годов можно назвать трагическими для российской науки. Во время развала экономики и повсеместного растаскивания государственной собственности никому не было дела до науки. В стране исчезли целые отрасли производства. В том числе и химические. Хотя, по словам А. А. Перченко, те же моющие средства, выпускаемые в СССР, уступали западным только в яркости упаковки. А по качеству даже превосходили их. Но конкуренции во время «перестройки» не выдержали.

90 лет - немалый возраст. Ветеран и известный ученый не совсем здоров, ограничен в передвижении из-за сломанной ноги. Но по-прежнему энергичен и занят работой. Почти закончена книга об истории Шебекинского химического завода и института ВНИИПАВ. Это будет книга не просто о заводе, а о людях, создавших в стране новую отрасль и существенно продвинувших такую науку, как органическая химия. Уверен, она будет интересна не только ветеранам нашего химического производства, но и молодежи, той, которой предстоит возрождать и химическое производство в стране, и науку. А в том, что рано или поздно его научные разработки будут снова востребованы в стране, Александр Андреевич Перченко не сомневается.

1358

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom