Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 02.08 73.14 0
EUR 02.08 86.99 0
Архив номеров

Работы было много

2015-05-08

Война застала Ивана, когда ему не было еще пятнадцати лет. Уже осенью 1941 года на крутом берегу правого берега Северского Донца обосновались немцы. А летом 1942 года село было окончательно оккупировано. О годах оккупации Иван помнит только, что было голодно и приходилось прятаться от немцев. Хотя им было не до подростков. Он слышал о партизанах. Но его в отряд не взяли, сказали, что мал. Так и перебивался до освобождения.

В феврале 1943 года немцев из села выгнали. А уже в марте Иван и его сверстники пешим ходом отправились под Воронеж. Небольшое село, где их переодели, выдали винтовки и две недели учили, как с ней обращаться, Иван Никифорович не помнит. Номер части, в которую попал служить, тоже запамятовал. Слишком мало в ней побыл. А все время до начала боев были либо учения, либо рытье окопов. Земли пришлось перебросать десятки, если не сотни тонн. О том времени хорошо запомнился только один случай. Буквально накануне боев ему и еще нескольким молодым солдатам предложили вступить в комсомол. А перед этим их поставили охранять командный пункт. Как положено, вырыли ячейки, замаскировали их. И тут позвали их в землянку к ротному командиру для приема в комсомол. Первым пошел его напарник, следом поднялся и Иван. Только отошел на несколько метров от своей ячейки, как послышался свист снаряда и взрыв. Оглянулся, а на месте его ячейки огромная воронка от снаряда дальнобойной пушки. Задержись на пару секунд, и следов его бы не нашли. Повезло.

По словам Ивана Никифоровича, «везло» ему на фронте не один раз. Пятого июля, накануне боев на Курской дуге послал его ротный в ночной дозор. А перед этим три дня без перерыва копали траншеи и окопы. Устали без меры. Приползли метров за тридцать от своих траншей, напарник стал копать ячейку, а ему предложил вздремнуть. Заснул Иван мгновенно, как провалился в сон. Уже утром сквозь сон слышит голос взводного: «Шейко! Солдат!» Кое-как разлепил глаза. Видит, в готовой ячейке его напарник с пулей в груди. Испугался, это был его первый погибший на войне, пополз в траншею. Доложил командиру роты. Тот его выслушал и говорит: «Ползи обратно, забери документы и оружие». Пополз обратно в лощину. А на пригорке стоял немецкий танк. Думали, подбитый. Только спустился ниже, а он снаряд за снарядом по нему. Осколок попал в ногу. Отвезли в полевой госпиталь. Полтора месяца залечивал рану. Как раз самые тяжелые бои были. Так вот «повезло».

После госпиталя Иван попал в противотанковую артиллерию, в 317-й отдельный артиллерийский истребительный противотанковый полк. В нем и служил почти до конца войны. Кстати, в этом же полку командиром орудия служил наш земляк, Герой Советского Союза Михаил Дмитриевич Маслов. Вполне возможно, они и встречались, но об этом Шейко не вспоминал. Хотя принимал участие в том бою у села Ходоры Радомышльского района, когда их полк отражал ночную атаку 150 танков и двух полков мотопехоты. Они выстояли и не дали фашистам отбросить наши части от Киева. Полк тогда уничтожил 28 танков, 15 бронемашин, около 400 фашистов. Именно за этот бой М. Д. Маслову присвоили звание Героя Советского Союза.

Вообще их полк отличался не раз. И не случайно попал в приказ Верховного главнокомандующего за отличие в боях за овладение городом Белая Церковь – важным опорным пунктом обороны немцев. В соответствии с тем приказом полк стал именоваться «Белоцерковским».

В дальнейшем полк принимал участие в Житомирско-Бердичевской, Корсунь-Шевченковской, Проскурово-Черновицкой, Восточно-Карпатской и Западно-Карпатской и Пражской наступательной операциях. Прошел Украину, Румынию, Чехословакию. Нередко орудия тащили буквально на руках вслед за пехотой. Били по танкам прямой наводкой. Обо всем этом И. Н. Шейко говорит немногословно:

- Тяжелая была работа.

Особенно тяжело было в Карпатах. В горной местности немцев приходилось буквально выковыривать из заранее подготовленных укреплений. Говорит, много ребят погибло там.

В Чехословакии, невдалеке от Праги, Иван снова был ранен. На этот раз тяжелее. Осколок прошел навылет в груди. И опять «повезло». Не зацепил ни ключицу, ни другие важные органы. Но лечиться пришлось почти полгода. Так что победу Шейко встретил вместе с такими же ранеными в госпитале в Мукачево в Закарпатской области, куда его перевезли из Праги, как только подлечился. На вопрос, как встретили, ответил коротко.

- А как водится. Медсестра по этому случаю дала им пол-литра денатурата. Втроем с товарищами и отметили победу.

Всю войну Иван спиртного не пил, свои «наркомовские» сто граммов отдавал товарищам. А тут… Словом, отметили.

После выздоровления он еще служил несколько лет в армии. Его, как фронтовика, командир использовал больше на хозяйственных работах. Но это была уже не та работа, что на войне.

1258

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom