Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 11.05 74.14 0
EUR 11.05 89.51 0
Архив номеров

На Рейхстаге она написала "Рыжова М. П."

2015-05-08

Среди множества этих героических женщин была и Мария Петровна Рыжова. О ней в свое время учитель-краевед Валентин Михайлович Глушенко написал очерк, чтобы познакомить земляков с судьбой этой удивительной женщины.

 …Мало найдется в Большетроице жителей, кто не знает эту замечательную женщину. Живет Мария Петровна в доме по улице Калинина. Родилась она в 1920 году в селе Белянка. После окончания Белгородского медицинского техникума ее, молодую медсестру, в 1940 году направили в Шебекинский район и назначили заведовать Логовским фельдшерско-акушерским пунктом.

Война все перевернула… Днем 22 июня 1941 года по радио услышала: «Война!», а в два часа ночи посыльный вручил повестку. Мария наскоро собрала вещи, питание на первое время и пошла пешком в Шебекинский военкомат. 23 июня встретилась на призывном пункте с Шелестовой Галиной Ивановной, заведующей медпунктом при кожзаводе, с новотаволжанским врачом Нэевым Петром Андреевичем и другими коллегами. Так группой, все вместе попали в Курск, где был сформирован автохирургический отряд N46 во главе с Нэевым.

Отправили их на Брянский фронт, попали они на Московское направление. Не успели добраться до Брянска, как налетели немецкие самолеты и на наши позиции обрушился шквал огня. Пришлось броситься на обочину. Без привычки девушка схватилась за голову, хотелось глубже вжаться в землю…

Как только чуть стихло, Мария приподняла голову, осмотрелась: кого в клочья разорвало, кто корчится в предсмертных судорогах, а кому повезло: смерть прошла мимо. Девушки поспешили к стонущему солдату. Подбежали к нему, а он лежит без обеих рук, весь в крови, стонет: «Сестричка, помоги!…» тут же под открытым небом, рядом с дорогой, пришлось срочно проводить операцию. Благо, что тут же, в кузове машины, уцелел ящик, где лежали хирургические инструменты, бинт, вата.

Автоотряд N46 сначала подчинялся Западному фронту, а в декабре 1941 года его расформировали и образовали ОРМУ N17 (отдельная рота медицинского усиления). И все время на переднем крае: сначала первую медицинскую помощь оказывали в медсанбате, а тяжело раненых срочно несли в ОРМУ.

… Из-под Москвы отряд перебросили под Смоленск, затем в Белоруссию… Вместе со своей 49-й армией шли люди в белых халатах. Запомнилось, как шли по освобожденной Белоруссии, и в деревнях совсем не было мужчин. Встречали их одни женщины. Даже стариков и мальчишек одиннадцати-двенадцати лет было мало. Казалось, что везде остались только женщины.

Медики проводили операции, спасая раненых, под огнем вражеских артобстрелов. «Работали при свечах, часто не зная, ночь или день. В Польше, Германии приходилось использовать полуразрушенные подвалы, нижние этажи, слегка очищенные от завалов. В минуты кратковременного затишья пытались выглянуть на улицу: яркие лучи солнца слепили глаза, привыкшие к полумраку. Было и так: идет операция прямо в окопе, налетели самолеты, все летит, тугой волной бьет в лицо, засыпает землей. Пролетели самолеты, а девчата кричат: «Мария, жива?». Пощупаешь ноги, будто есть, отбросишь землю и продолжаешь операцию. Бывало так намучаешься, что сядешь и нет сил, которые бы подняли тебя. Но вот услышишь, что поступили раненые, схватишь носилки и бегом. Посмотришь на раненых, и слезы слепят глаза, но плакать некогда, твоей помощи ждут», - вспоминает Мария Петровна.

Всяких пришлось повидать: и без ног, и без рук, и слепых, и недвижимых, и таких, что от ран рассудок теряли. Но больше было таких, что торопили врачей и снова в бой просились. 

 … Дошла Мария Петровна до Берлина. Все чувствовали, что вот-вот закончится война. Фашисты яростно сопротивлялись. Всей душой хотелось спасти каждого солдата, дошедшего до Берлина. ОРМУ N17 находилась всего в нескольких километрах от Рейхстага. И вот как-то заходит к медикам командир и говорит: «Хотите посмотреть, где скрывался Гитлер? Кто свободен от операции, поедем».

Через пятнадцать минут они вышли к развалинам Рейхстага. Под ногами битый кирпич, вывернутая арматура, стекло. Вход в Рейхстаг облепили наши солдаты, кто штыком царапал на стене, у кого оказался химический карандаш, а кто и губной помадой оставлял свои автографы.

Взобралась Мария Петровна на крыльцо и прямо слева, докуда могла достать, расписалась на память: «Рыжова М. П.». Да, так что фамилию стала носить молодой лейтенант медицинской службы: нашла она себе любимого человека, стала женой майора Рыжова Ивана Семеновича. Вместе с ним встретила победные залпы в Берлине.

 Удалось Марии Петровне побывать и в бывшей канцелярии Гитлера. Запомнился большой стол, огромная хрустальная люстра, полумрак в брошенном помещении.

… Война окончилась, ликующие солдаты ехали домой. Но перед медицинскими работниками стояла задача: сопровождать военнопленных при освобождении из концлагерей по всей Германии. В памяти осталось, как работали по спасению и оказанию срочной медицинской помощи советским военнопленным в лагере N212, откуда истощенных солдат отправляли в Чебоксары.

 Зимой 1947 года молодые демобилизованные супруги прибыли на родину мужа, на Смоленщину, а через пять лет потянуло Марию Петровну на ее родину. В 1952 году приехали в Большетроицкое. Пришлось поработать медсестрой, потом помощником эпидемиолога в Большетроицкой санэпидемстанции. В 1954 году направили Марию Петровну на курсы рентгенологов. До 1982 года работала Мария Петровна в рентген-кабинете Большетроицкой районной больницы, пока не ушла на заслуженный отдых.

В минуты раздумий Рыжова вспоминает тяжелые годы, свою боевую молодость, овеянную войной. А вспоминать есть о чем…. Первую медаль «За боевые заслуги» Рыжова получила за участие в операции по освобождению города Алексин. А дальше медали: «За освобождение Москвы», «За взятие Берлина…», всего их четырнадцать. И ордена так просто не даются. А их у Марии Петровны два: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны 2-й степени.

 Пожелаем здоровья и долголетия этой замечательной женщине.

175

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom