Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 07.12 73.67 -0.0732
EUR 07.12 83.11 -0.1268
Архив номеров

Госпиталь на колесах

2015-04-28

На военно-санитарный поезд N316 Людмила Тупицина попала не случайно. К началу войны ее старшая сестра закончила военно-фельдшерскую школу. И когда немцы стали подходить к Донбассу, она забрала младшую сестру с собой в эвакуацию. На товарняках приехали в Ростов. Сестра получила назначение сначала в госпиталь, а потом на военно-санитарный поезд. Подростка-сестру оставить было не с кем, пришлось взять ее с собой. Просто так ее возить на поезде, конечно же, никто не собирался. Для призыва в армию она была еще мала. И несовершеннолетнюю девчонку оформили вольнонаемной санитаркой. Отличие от военнообязанной лишь в отсутствии погон на гимнастерке. А все остальные обязанности по полной программе.

Но сначала о военно-санитарных поездах. Уже в первые дни войны народный комиссариат путей сообщения дал указание о формировании 288 санитарных поездов. Но этого оказалось мало. И в дальнейшем их количество значительно выросло. Санитарный поезд – это целый железнодорожный состав. Людмила Васильевна вспоминает, что в их 316-м поезде, кроме вагонов для перевозки раненых, был вагон–склад обмундирования, вагон–склад продуктов, вагон-операционная, вагон-перевязочная, в котором были еще душ и аптека. В отдельном вагоне была электростанция. Был вагон-ледник, также вагон-кухня, штабной вагон и вагон для персонала. За один раз такой поезд мог забрать и перевезти по назначению 600 раненых бойцов. И не просто перевезти. В пути раненых перевязывали, ставили капельницы, делали внутривенные инъекции и даже оперировали. Людмила Васильевна утверждает, что в их поезде был хирург, который оперировал на ходу поезда. Представьте себе, как это можно делать, когда вагон бросает из стороны в сторону. Я посмотрел в интернете воспоминания людей, служивших на военно-санитарных поездах, и убедился, что таких хирургов было немало. Словом, военно-санитарный поезд — это, по существу, госпиталь на колесах. В котором, кстати, за всю войну при перевозке не умер ни один раненый. Во всяком случае, Людмила Васильевна такого случая не припомнила. А на ее память можно надеяться. Она даже имена и фамилии подруг, с которыми служила, помнит.

В чем состояла задача санитарки ВСП? Попробую кратко рассказать с самого начала. Как правило, поезда прибывали максимально близко к местам боев. К условленному месту заранее подвозились на автомашинах, подводах раненые. Так называемые ходячие раненые добирались к месту погрузки самостоятельно. Все раненые были в грязной, окровавленной форме, в пропитанных кровью бинтах. Санитарки и санитары принимали их в свои вагоны. По 60 человек в каждый. На 60 человек было две санитарки или санитара. Вот они вдвоем должны были раздеть, обмыть всех, перевязать, а потом и накормить. Те, кто мог ходить, мылись по очереди в душе. Лежачих обмывали санитарки в вагоне. Накормить – это значит принести из вагона-кухни два ведра каши, почти ведро подливы с мясом, ведро компота. И раздать все это раненым. Тех, кто не мог есть самостоятельно, надо было накормить с ложечки. Справившись со всем этим, принимались за уборку вагонов. Нужно было все вычистить, чтобы и пылинки не было. Врач при обходе проверял везде, даже под полками. А кроме врача на станциях могли прийти из санитарной станции. А те проверяли с белой ваткой. И не дай бог, где пыль или грязь найдут.

Обычно в пути поезд находился пять–шесть дней. Ночью санитары дежурили по одному, по очереди. Но выспаться удавалось не всегда. На любой станции старшина мог поднять всех или для загрузки продуктов, или для заправки водой. Поднимались все, от проводника до главного врача. Пока поезд стоит, надо было перетаскать сотни килограммов ящиков, мешков, коробок. А когда заправлялись водой – два ведра в руки каждому, и чуть ли не бегом надо залить все баки в вагонах: запас для кухни и душа. Словом, не одну тонну перетаскать надо было.

 В первый год службы в поезде Людмила Васильевна даже не помнит, в каких городах пришлось побывать и где забирали раненых. Запомнилась только сплошная работа. Да плюс к этому километры стиранных бинтов. Их постоянно не хватало, и все, что снималось с раненых, приходилось стирать и использовать повторно, порой и не один раз.

Это уже потом, когда втянулась, урывала момент выглянуть, где и зачем остановились. Поезд был приписан к Северо-Кавказскому военному округу. И раненых чаще всего возили в Закавказье. Она знает санатории в Цхалтубо, в Сухуми, Батуми. Были в Армении. Каждый раз к приезду поезда приходили местные жители. Помогали выносить и выводить раненых, угощали домашними продуктами.

Потом были рейсы подлиннее. Возили раненых в Красноярск, Уфу, Кизил. В Кизиле запомнился мороз такой, что когда носили воду, капли на лету замерзали.

Казалось бы, в обратном рейсе можно отдохнуть. Но и к фронту санитарные поезда пустыми не ходили. Либо везли выздоравливающих из госпиталей, либо загружали попутным грузом. Грузить опять же личному составу поезда. Единственное чем легче: солдат, ехавших на фронт, кормить не надо было. А перед загрузкой опять аврал. Мыли, чистили вагоны к приему раненых, дезинфицировали. Работали порой сутками. И что удивительно, при такой загруженности успевали еще художественной самодеятельностью заниматься. В поезде был свой музыкант. Слепой. В редкую свободную минуту - репетиции. Людмила Васильевна смеется:

 - Слуха у меня не было, а петь приходили все. Вот музыкант наш слушает, слушает, как мы поем, а потом и говорит: «Людмила, выйди, не порть песню». Помнит, как однажды выступили с концертом в полку Покрышкина.

 - Летчики прознали, что у нас самодеятельность, приехали к станции на автомашинах и «артистов» забрали к себе. Представить нельзя, какая была суматоха в поезде перед этим. Собирали по всему поезду форму поновее, сапоги чистили, гладились. Как на смотр готовились. Выступили хорошо. А потом опять в путь.

Вообще к санитарным поездам отношение у всех было особым. Железнодорожники старались всегда ставить его на первый путь. Потому что он всегда сверкал чистотой. Пропускали его, особенно с ранеными, в первую очередь. При загрузке помогали все, кто мог, чтобы быстрее отправить подальше от фронта. Под бомбежку попали только один раз, под Оршей.

Когда немцев начали гнать из нашей страны, стало немного легче. Раненых, как правило, получали из полевых госпиталей. Они уже были чистые, в белье. Раны обработаны. Когда наши войска перешли границу, поезд ходил в Польшу, Чехословакию, Румынию. Запомнилось, как в Польше их встречали на перронах дети с кружками. Персонал заранее предупреждали, чтобы отходы не выбрасывали. Отдавали детям. Контрастом Польше была Румыния. Там даже признаков голода не было. И страна почти не пострадала от войны. Развалин не было. Городки и деревни ухожены. Клумбы с розами, будто и войны не было. Там ее почти и не было. Румыния всю войну воевала в союзе с немцами. А когда припекло, быстро отреклась от своих друзей и вышла из войны.

В конце беседы мы с Людмилой Васильевной попытались хотя бы приблизительно подсчитать, сколько же раненых они вывезли на своем поезде. За один рейс поезд брал 600 раненых. В месяц, в зависимости от места доставки, делали 3–4 рейса. При самом грубом подсчете получилось более 90 тысяч человек. Поискал в интернете статистику доставки раненых военно-санитарными поездами за всю войну. По количеству раненых цифр не нашел. Но есть точная цифра общего объема перевозок по эвакуации раненых. Она составила 11863 поезда. За один рейс поезд брал от шестисот до семисот раненых.

Окончание войны застало 316-й под Берлином на загрузке очередной партии раненых. А после этого поезда до конца 1945-го и в 1946 году продолжали свою миссию. Вывозили сначала раненых, а потом демобилизованных воинов, узников фашистских лагерей. Особенно запомнился Людмиле Васильевне рейс в конце 45-го года, когда в их поезд загрузили детей из концлагерей. Это было ужасно. Худые, многие не могли разговаривать по-русски. Это был один из самых тяжелых рейсов.

После расформирования поезда сестру Людмилы Васильевны распределили в Шебекино. Вместе с нею приехала сюда и Людмила. Вышла здесь замуж, много лет работала воспитателем в садике. И мало кто знал, сколько спасенных раненых на счету этой скромной женщины и ее военных подруг.

2465

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom