Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 11.05 74.14 0
EUR 11.05 89.51 0
Архив номеров

От Шебекино до Дрездена

2015-04-17

Когда на очередном построении начали отбирать бойцов в разного рода части, два друга Лазаревых записались в санинструкторы. Мол, докторами будем. Будущих медиков направили в село Ефремовку Волчанского района на учебу. Учили три месяца. Затем одели в форму, выдали медицинские сумки с красным крестом, и новоиспеченные «доктора» отправились по частям. Владимир попал в седьмую стрелковую роту 977-го стрелкового полка 270-й стрелковой дивизии. Кроме сумки с медикаментами еще носилки и в подчинении медицинская сестра.

Где и какие задачи предстоит выполнять полку, санинструктору знать не положено. Владимир Никитович помнит, что в июле их часть стояла в Шебекино на правом берегу Нежеголи. Запомнился дом со львами почти на берегу. Предположительно, это дом Ребиндеров. Были также в Устинке и в Неклюдово. 10 июля начался бой. 12-го стали бить «Катюши». Вой реактивных снарядов вызывал ужас даже у наших бойцов. А каково было немцам?

 12 июля санинструктору приказали вынести из-под обстрела двух раненых офицеров. Владимир набил карманы бинтами и налегке отправился в указанном направлении. Офицеров нашел. Затащил их на плащ-палатку. А тащить никак не получалось. Встал на четвереньки. И тут же почувствовал удар в ногу. Нога подломилась. Глянул, кровь бьет фонтаном. Стал бинтовать. Извел почти все бинты, а кровь все равно из-под них хлещет. Что делать? Пополз к своим. Кое-как дополз. Усадили на полевую кухню, и старшина отвез в медсанбат.

Из медсанбата направили в госпиталь сначала в Алексеевку, потом в село Куколовку Кировоградской области. В общей сложности провел в госпиталях пять месяцев. Снова на фронт, и как обычно там бывало, попал в другую часть.

В 299-ю стрелковую Харьковскую дивизию Володя Лазарев пришел с маршевой ротой. При распределении по частям решил немного схитрить: записался в артиллеристы. Как он сам теперь говорит, чтобы не бегать с винтовкой и кричать «ура». Пришел в батарею, там как раз говорят:

- Пошли пушки пыжевать.

 А он не знает, что этот такое. Ему говорят: «Берись за шест и помогай!».

А он в ответ:

 - Да я же не умею.

Тут его опять в пехоту и отправили. Освобождал Кировоградскую область. А в марте опять «поймал» пулю. С ранением в руку снова попал в госпиталь. В тот же самый, где был раньше. На этот раз рана, как он говорит, «засохла» за две недели. И снова маршевая рота и новая часть. Отдельная зенитно-пулеметная рота в 78-й дивизии. Той самой, что воевала в наших местах на Курской Дуге. Назначили его командиром расчета пулемета ДШК. Это крупнокалиберный пулемет «Дегтярева–Шпагина» под патрон 12,7 мм. Пулемет на станке для стрельбы как по самолетам, так и по наземным целям. В расчет входили три человека. Перевозили его либо на конной упряжке, либо на автомашине. Поскольку расчет Лазарева попал на охрану штаба дивизии, в его взводе был американский «шевроле», в кузове которого помещалось три пулемета, как раз взвод.

Вместе с дивизией форсировали Днестр, освобождали Молдавию. Как правило, взвод использовали не столько в качестве зенитного, как для поддержки пехоты. Шли в наступление с полками, поддерживали пехоту. Крупнокалиберные пулеметы были оружием достаточно грозным. Владимир Никитович вспоминает, как однажды попавшим в окружение немцам ночью попытались обозом доставить подкрепление или боеприпасы. Обоз обнаружили и так его «раздолбили», что ничего не осталось.

Попадали и в непростые ситуации. Однажды в наступлении получили приказ выйти на рубеж и окопаться. Но окапываться было лень. И вместо рытья окопа решили расположиться в разрушенном доме. Стены целые, прочные, от осколков и пуль защитят не хуже окопа, а от бомбы и окоп не спасет. Решили – сделали. Добрались до дома, внутри установили пулемет на треногу. И вдруг, услышав голоса, выглянули в окно, а там за стеной немцы. Потихоньку, потихоньку - и назад к своим. И пулемет бросили.

«Недалеко отошли, встретили взвод пехоты. У лейтенанта спрашиваем:

- Скоро наступать будете?

- Да вот подкрепление подойдет, и пойдем. Вы случайно не помощь к нам?

 Переглянулись, подтвердили, что мы и есть подкрепление.

- Что-то мало вас, - говорит лейтенант, - ну ладно, пошли.

И пошли с пехотой вперед. Дошли до дома, забежали, стоит наш пулемет, как стоял, целехонький. Прямо от души отлегло. Забери его немцы, трибунала не миновать.»

 В 78-й дивизии избрали Лазарева комсоргом. Стал он по полкам ходить и ездить, организовывать и проводить комсомольские собрания. Сумку ему выдали офицерскую для документов. В комсомольской работе тоже были свои преимущества. Дивизия готовилась к наступлению, занятия по прорыву обороны врага продолжались по 12 часов в сутки. А Лазарев занимался политработой. Подбирал молодежь в комсомол, проводил собрания. Даже, когда снова был легко ранен, в госпиталь не пошел. Остался в роте.

Тем временем дивизия в конце июня 1944 года была переброшена в район города Тернополь, откуда, совершив 450 километровый марш, вступила в пределы Польши. Здесь с упорными боями она принимала участие в расширении Сандомирского плацдарма, за что приказом Сталина получила наименование «Вислинская». С конца августа до середины января находилась во втором эшелоне, шла учеба личного состава, пополнение.

Затем снова бои, теперь уже на территории Германии. Занимались отражением контратак немцев из окруженного Бреслау, форсировали реку Нейсе на Берлинском направлении, но затем дивизия была срочно переброшена на левый фланг армии для взаимодействия с Войском Польским. А потом вела наступление на Дрезденском направлении. Город, несмотря на упорное сопротивление немцев, был взят за сутки. Вернее, то, что от него осталось после американской бомбардировки. Не задерживаясь в Дрездене, дивизия продолжила наступление на Прагу. Но на пути ее догнало известие о конце войны.

 День Победы Владимир Никитович помнит, как будто он был совсем недавно.

«На ночь мы пристроились на сене в каком-то сарае. Рано утром вдруг началась интенсивная стрельба. Выскочили, везде вокруг ракеты, трассы от пуль. Замполит говорит:

 - Не тратьте патроны, пока не узнаю, в чем дело. Через несколько минут возвращается. «Войне конец», - говорит. Ну и мы давай стрелять в воздух. Потом старшина на радостях раздал весь запас водки, сели, отметили. И отмечали еще несколько дней, но уже организованно, по полкам».

А вскоре их отвели обратно под Дрезден. Там в часть приехали так называемые «покупатели». Предложили учиться на офицеров. Лазарев выбрал Харьковское танковое училище. К дому близко, может, удастся проведать. Поступал на год. Но через год пришел приказ учить по полной программе. Отучился три года, затем служил в Белоруссии, в группе советских войск в Германии. Кстати, в тех местах, в которых воевал. Но это уже была мирная жизнь.

799

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom