Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 22.04 76.82 0.8043
EUR 22.04 92.29 0.5406
Архив номеров

Дорогой мужества

2015-04-08

Вспоминая те времена, Зинаида Стефановна Шевцова и сейчас удивляется, насколько все там было организовано. Строительством руководили военные. К приезду мобилизованных жителей уже все было размечено, где быть траншее, где окопу, а где огневой точке или командному пункту. Траншеи рыли в полный профиль. Для небольшого росточка девушки это были глубокие рвы, из которых только полоска неба и видна была.

Работали от темна до темна. Каждому отводился участок и задание сколько выкопать. Скидки на возраст или пол не было. Со всех спрашивали одинаково. Кормили один раз в день. Чем солдат, тем и мобилизованных. Не было ни радио, ни газет. Что делается в стране, не знали. Все делали вручную. Копали лопатами и кирками, пилили бревна двуручными пилами. Было тяжело, но никто не уклонялся от работы. Не потому, что боялись нарушить дисциплину. Понимали, что помогают армии остановить немцев.

Но остановить не удалось. Когда уже по холодам их отпустили домой, на станции Шумаково были немцы. И появились полицаи. Они-то, по словам Шевцовой, и досаждали больше всего. Едва вернулись домой, как им приказали с документами явиться в комендатуру. Что делать? Ведь документы она отправила в Коньшино. Порылась в доме и нашла свидетельство о рождении старшей сестры. С ним и пошла в комендатуру. В комендатуре ее встретил, как показалось, огромный немец. Посмотрел на нее, на свидетельство и порвал его.

- Я стою и не знаю что делать, - рассказывает Зинаида Стефановна. – Немец что-то закричал, а потом так дал по мне кованым сапогом, что я вылетела на улицу. Лежу и не могу подняться. Сколько лежала, не помню. Наконец поднялась и пошла домой. А потом мама все время, пока немцев не прогнали, прятала меня и от немцев, и от полицаев. Запросто можно было в Германию на работы угодить. Но Бог миловал.

В феврале 1942 года станцию освободила 60-я армия. Радости, особенно у молодежи, не было предела. Каждый вечер все шли на площадь. Там играл духовой оркестр. Но не это главное. На стене амбара была вывешена простынь, и каждый вечер «крутили» кинохронику с новостями с фронта. Здесь-то в середине июня и услыхала Зинаида из репродуктора призыв помочь построить новую железную дорогу, очень необходимую для фронта. Сомнений не было. В оккупации так натерпелись от немцев, что помочь Красной Армии все посчитали своим долгом. Не было ни повесток, ни приглашений. Собрались на площади. Их разбили на отряды по сто человек в каждом, и пошли.

 Вначале работали на дороге уже существующей, но разбитой бомбежками. А когда закончили, их команду перебросили в район Сараевки. Там уже вовсю шли работы. Включились и они. Работа была проста. Рыли землю и носили ее в насыпь. На носилках. Иногда грузили землей подводы. Другие, кто посильнее, трамбовали уложенную землю. Приспособление для трамбовки простое. Часть бревна с ручками. И целый день его подними и опусти.

Работу контролировали солдаты. Если, по их мнению, грунт был утрамбован достаточно, начинали укладывать рельсы, предварительно отсыпав подушку из щебенки. Ее тоже носилками носили. Как и «костыли» для крепления рельсов. Тяжелые были неимоверно. Отдыхали редко. Кормили один раз в день из полевой кухни. В основном кашей без приправ. Но и ей были рады. Есть хотелось постоянно. После такой работы еле добредали до хаты. Там земляной пол с соломой. На нем и спали вповалку. Умывались утром водой за домом или сараем. Перехватывали у кого что есть и снова за работу.

Особых бомбежек Зинаида Стефановна не помнит. Летали немцы, иногда бомбили. Но чаще бросали листовки. Призывали идти домой. Естественно, что никто этим призывам не внял. Когда прошел первый поезд, медленно, осторожно, радовались, как будто война кончилась.

Когда вернулись в Шумаково, там уже горы ящиков со снарядами лежали. Столько ящиков она больше никогда не видела. И женщин и девчат снова мобилизовали на помощь фронту. Их задачей была сортировка снарядов и подготовка их к использованию.

Зинаиде досталась работа с подвесными реактивными снарядами для штурмовиков. Недалеко от станции стоял 165-й авиационный полк. Самолеты поднимались и садились беспрерывно. К каждому вылету нужно было вытереть снаряды от смазки, ввинтить взрыватель и уложить их в специальные кассеты по пять штук в каждую. Дальше их забирала команда аэродромного обслуживания. Благо бы все боеприпасы были сложены по видам. Так нет, порой нужно было горы ящиков переложить, чтобы найти нужные. Чтобы не испортить последнюю одежду, вместо юбки надевали разрезанный мешок. Так к концу дня он весь пропитывался пушечной смазкой.

Что и говорить, работа тоже была нелегкой. Но молодость брала свое. Наступал вечер, и девчата спешили на площадь, к оркестру. Обуви не было. Так они рисовали босоножки на ногах мелом. А солдат, которые их приглашали на танец, предупреждали, чтобы на ноги не наступали.

О том, что делалось на фронте, узнавали из радиосводок. Слышали, как грохотало где-то вдалеке, поздним вечером видели зарево на горизонте. Так было до 5 августа. А 5 августа по радио передали об освобождении Белгорода. Гордились, что и они свой вклад внесли в эту победу.

Вскоре фронт отодвинулся от их станции. Перебазировался ближе к фронту и авиаполк. А в 1944 году пришло Зинаиде приглашение из Коньшинского училища. Сообщили, что документы ее сохранились и можно приезжать учиться. Ехали по дороге, которую сами же и строили. Поезд шел медленно, вагоны бросало из стороны в сторону, казалось, вот-вот перевернутся. Но все обошлось. И началась уже другая жизнь, мирная.

 На снимке: З. С. Шевцова.

588

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom