Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 03.08 73.02 -0.1232
EUR 03.08 86.77 -0.2196
Архив номеров

Свою судьбу создала сама

2015-04-03

Часто, вспоминая ее приход в это хозяйство, говорят, что его руководителем она стала случайно. Не возьми ее В. П. Алтухов, в то время глава администрации района, на то известное собрание колхозников, не поднимись она тогда со своим выступлением перед разгоряченным залом, все шло бы как раньше. Нормированный рабочий день, семья, регулярные выходные. Хотя, если вспомнить те, еще советские времена, рабочий день для начальника планово-экономического отдела районного управления сельского хозяйства – заместителя начальника управления Ю. Я. Курдубадзе и тогда был не очень-то нормирован. Не потому, что ее кто-то держал на работе. Хотя и такое было. А потому, что она привыкла с детства выполнять свою работу предельно тщательно и на совесть. Не считаясь со временем. Как учила ее в детстве мама.

Она порой вспоминает, как приходилось пасти гусей в детстве. Чтобы перегнать их на жнивье и обратно, нужно было пройти два луга и речку. До реки все было нормально. А вот выгнать их из воды практически невозможно. Дело было в ноябре. Ледком уже прихватило оба берега. Что делать? Благо, речушка была неглубокая. Ломая лед, девчушка шла босиком в ледяную воду выгонять гусей. То ощущение жгучего холода по ногам она помнит до сих пор.

В семье было пятеро детей. У каждого свои обязанности. Мама может летом отпустить на речку, но на час, не больше. Как говорится, потехе час. А потом - корова, гуси, огород. Мало ли найдется работы в деревне. К примеру, на покосе, еще ребенком, она «работала» водоносом. Мужики косили, а она им воду чайником подносила, если пить захотят. Чайником потому, что ведро поднять еще не в силах была. Мала.

Единственный раз она восстала, если можно так сказать, против порученной работы, когда ее избрали председателем сельского совета. До этого она работала в колхозе «Дружба» Корочанского района экономистом. Уже вступила в КПСС. И ее, как молодого коммуниста, «выдвинули». И вскоре она поняла, что выдвинули ее не туда. Не ее эта работа. Не лежит к ней душа. И стала проситься обратно в колхоз. В настойчивости ей и в молодости было не отказать. Настояла на своем, освободили ее от «советской» работы. А чуть позже оказалось, что освободили вообще от любой работы в Корочанском районе.

- Прихожу в свой колхоз, где по закону мне должны после выборной работы предоставить прежнее место, а председатель говорит: не могу я тебя взять, – рассказывает Юлия Яковлевна. - А после настойчивых вопросов признался: не велели. Было в то время такое наказание - доля строптивых. Не хочешь работать там, куда тебя послали, в районе вообще места себе не найдешь.

Такой обиды Курдубадзе не испытывала ни до, ни после этого случая. Чуть ли не со слезами зашла к начальнику планово-экономического отдела управления сельского хозяйства В. Н. Ткачевой, рассказала все. И попросила помочь найти работу где угодно, только к родителям поближе. Та тут же сняла трубку, созвонилась с И. П. Кодинцевым в Шебекинском районе. А тот говорит: «Да ради бога, пусть приезжает». Так она оказалась в Шебекинском районе. На всю оставшуюся жизнь. О чем никогда не жалела и не жалеет. И до сих пор благодарна этим людям, поддержавшим ее в трудную минуту.

Ей предложили выбирать между колхозами «50 лет Октября» и имени Ленина. Выбрала имени Ленина. Здесь и показатели были чуть лучше, а главное, всего ничего до места жительства родителей. Постепенно жизнь налаживалась, появился опыт, уверенность в себе. Ее заметили. Пригласили работать в районное управление сельского хозяйства по специальности. Здесь уже был другой масштаб. Хотя, если говорить честно, в те времена экономисты были не в чести. Главное - центнеры зерна, килограммы молока, а какой ценой - не важно. Требовалось только за заработной платой следить, не дай бог, лишнего начислят. Но постепенно и тогда приходило осознание, что без экономики не обойдешься. Появился хозрасчет, в том числе и на уровне бригад и участков. Работа была интересной. И в семье порядок.

Этот порядок она в полной мере оценила после, для нее судьбоносного, собрания в колхозе «Ленинский путь» в 1996 году. Время было трудное. Задолженности по заработной плате, по налогам, во внебюджетные фонды. Чтобы хоть как-то выйти из этого положения, в области было принято постановление правительства о выплате задолженности продукцией хозяйств. Причем эту, якобы выплаченную продукцию, предлагалось продавать от имени колхозников. Таким образом гасить задолженность. Честно говоря, подробностей из этого документа уже не помню. Но помню, что далеко не везде отнеслись к этому вынужденному маневру с пониманием. Не был исключением и колхоз «Ленинский путь». Сначала все шло спокойно. Объясняли, зачем это делается. Разъясняли порядок выплат, весь механизм растолковали. Но народ, а зал собрался полон, не соглашался. И никак не удавалось уговорить.

Видя полное непонимание, Курдубадзе не выдержала. Встала и прямо посреди зала стала доказывать, что иного выхода, чтобы вылезти из долгов, нет, что такой порядок расчета - единственная возможность погасить многомесячные долги по заработной плате. И этим надо воспользоваться, пока хозяйство полностью не обанкротилось. В ответ выкрики. Один молодой парень возмущенно кричал, что в магазине сахар два пятьдесят, а им по три с лишним рубля продают. И почему в соседней «Ниве» ничего не выдумывают и зарплату платят? Ответила то, что думала. Значит, соседи лучше работают, чем вы! Ответ буквально взорвал зал. Кончилось собрание тем, что освободили от обязанностей председателя.

А вечером в тот же день звонит В. П. Алтухов:

- Там на правлении твою кандидатуру выдвинули на председателя. Ты, наверное, пиши заявление в конкурсную комиссию.

Писать заявление она отказалась. Но про себя подумала, если изберут, пойду.

 На мой взгляд, решение несколько авантюрное. Не имея опыта самостоятельного руководства производством, в тяжелейшем положении хозяйства, соглашаться им руководить. Что, как не авантюра?

 - Никакой авантюры, – возразила Юлия Яковлевна. - Просто безвыходное положение. Я всем руководителям доказывала необходимость внедрения экономических методов управления. Я их всех учила, как работать в новых условиях. И отказаться от этого предложения - значит потерять авторитет как специалиста. После этого каждый мог сказать, что ж ты сама не попробовала работать так, как учишь? Отказаться - значит нужно бросать работу и уезжать. Другого выхода не было. Кроме того, на другой день я рассказала об этой ситуации И. В. Горгоцу. Тот выслушал и говорит: «Иди, справишься». То же самое сказал Н. С. Дудников. А самое главное, поддержал муж. После этого уверенности добавилось. К тому же правление мою кандидатуру в список претендентов не внесло. Так что никакого выдвижения могло бы и не быть. Во всяком случае, на собрание, которое мне же и поручили готовить, поехала совершенно спокойной.

Ее кандидатуру внесли непосредственно на собрании. Три «конкурента» заранее подготовили программы выхода хозяйства из критической ситуации. Все их выслушали. А когда дело дошло до голосования, 114 участников собрания из 121 проголосовали за ее кандидатуру. Хотя вся ее программа на тот момент заключалась в одной фразе, произнесенной ею на том собрании:

– Будем хорошо работать, будем хорошо жить. И все.

Только спустя несколько недель она поняла, какой груз взвалила на себя. А первые месяцы только тем и занималась, что ездила по разного рода инстанциям, уговаривая подождать с выплатами. И сделала еще один, на мой взгляд, авантюрный, шаг. Всем подняла заработную плату. Это при нуле на счете и огромной задолженности всем и вся.

 Текущую зарплату платила за счет сдаваемого молока. А долги, тщательно все просчитав, пообещали вернуть в течение пяти лет. С бюджетом рассчитывались зерном. Расчет оказался неверным. Понадобилось всего два с половиной года, чтобы рассчитаться со всеми кредиторами. Но что это были за годы. О выходных забыла, домой возвращалась затемно. С рассветом снова на работу. Нередко просыпалась ночью и не могла заснуть. На этот случай на тумбочке всегда лежал блокнот и карандаш. Просчитывала каждый шаг. Где и за счет чего можно сэкономить. Как заработать лишнюю копейку.

В те годы многие хозяйства активно, правдой и неправдой избавлялись от крупного рогатого скота, особенно от коров. Уж очень прочно в головах сидел постулат, что молочное животноводство убыточно. Курдубадзе и здесь пошла против течения. Вместо сокращения поголовья она его увеличила. И здесь уже не авантюра, а точный расчет экономиста. По ее расчету, уже при надое в три тысячи килограммов молока от коровы, отрасль становится прибыльной.

- До перестройки доили и побольше, - говорю я. - А молоко было убыточно. Как это понимать?

- А вот пример колхоза «Ленинский путь», - говорит Курдубадзе. – Средний надой на одну корову в хозяйстве был более четырех тысяч килограммов молока. Но при этом не было ни одной доярки, которая бы доила более трех тысяч килограммов.

- ???

 Секрет прост. В хозяйстве держали лишнее поголовье коров, нигде не учтенных. Доили девятьсот голов, а отчитывались за семьсот. Если отчитываться о 15 килограммах на корову, а доить на самом деле пять, молоко никогда не будет рентабельным. В общем, не секрет, что в некоторых хозяйствах тогда и урожайность таким же образом поднимали. Поле числится в «парах», а на самом деле там свекла или пшеница посеяны.

Помню, во время одной из встреч в те годы зашла у нас речь об урожайности пшеницы. Я обратил ее внимание на то, что урожай пшеницы в хозяйстве не так уж и высок. И был, в какой-то степени, поражен ее контрвопросом:

- А зачем нам 60 центнеров? Чем больше урожай, тем больше затраты. Поэтому зерно любой ценой нам не нужно. Нужен тот уровень, который делает эту культуру наиболее рентабельной. Затратить меньше, а получить больше - вот наша цель.

 Этот урок рыночной экономики был для меня полезнее многочасовых лекций.

Вообще, Курдубадзе не раз меня удивляла. К примеру, главным для себя показателем она считает не урожайность полей, продуктивность животных, не тонны и килограммы произведенной продукции. Главными для нее являются два показателя – заработная плата и производительность труда. Зарплату, в отличие от многих руководителей, она не только не притормаживает, а наоборот - делает все необходимое, чтобы люди зарабатывали как можно больше. И систему оценки труда каждого работника разработала такую, что заработок каждого специалиста зависит от заработка его подчиненных. Включая и свою зарплату. Не понятно? Объясню.

 К примеру, доярки в среднем заработали десять тысяч в месяц. Значит, у заведующих фермами заработок будет в пятнадцать тысяч. То есть, с коэффициентом полтора. При этом заработок главного зоотехника будет уже тридцать тысяч. Коэффициент два. И так далее. Упала заработная плата у рядовых работников - автоматически она упадет и у всех специалистов хозяйства. Включая и руководителя. Вырастет – значит, вырастет у всех. При этом система эта стимулирует работников хозяйства к повышению производительности труда. Перевыполнил установленные нормы выработки, к примеру, на 20 процентов, получишь в полтора раза больше. Все просто и наглядно.

Рассказываешь о человеке, а скатываешься к экономике, к системе оплаты, о чем угодно, только не о ней. Возможно, и так. Но не надо забывать, что рассказываю я о руководителе, об Экономисте с большой буквы. Для нее в этих цифрах, в этой системе оплаты, в экономической устойчивости «Победы» и есть жизнь. Хотя и не вся.

Свой разговор с Курдубадзе я начал с вопроса: где она проводит больше времени дома или на работе? Хотя ответ знал заранее. Редкий руководитель дома бывает больше, чем на работе. Но ведь она еще и женщина. Кроме ООО «Победа» у нее еще и домашнее хозяйство. Муж, два сына. Причем младшему, когда она возглавила «Победу», было одиннадцать лет. Самый «опасный» возраст. Я ожидал услышать, как готовила чуть ли не по ночам, как стирала ранним утром. Или нечто похожее.

А услышал:

 - Семья меня поддерживала и помогала. Дети всегда были накормлены, младший окончил школу с золотой медалью.

Помните, выше я говорил о поддержке мужа при принятии решения о переходе в «Победу»? Так вот, это была поддержка не только словом, но и делом. Пришлось супругу взять часть семейных дел и проблем на себя. Хотя представлять, что Юлию Яковлевну Курдубадзе ничего, кроме производства, не интересует, было бы слишком. Она женщина, и, как многие женщины, любит и разводит дома цветы. Любимые: петунья и орхидеи. Есть и еще одно увлечение, до недавних пор не совсем женское, но сейчас весьма распространенное среди слабого пола - автомобиль. Водит она его уже много лет. И делает это весьма профессионально. А вот другое увлечение многих россиян - компьютер и интернет - ее не зацепило. Страничку в соцсетях создала, но, как призналась, сама в нее редко заглядывает, предпочитая общению виртуальному, чтение газет и литературы. А когда зашла речь об отпусках, то заявила, что солнце и жару не любит, а любимое состояние погоды – дождь. Потому отдыхать предпочитает зимой.

О том, полный ли получился портрет Юлии Яковлевны Курдубадзе или нет, судить читателю. По крайней мере, я попытался рассказать об этом незаурядном и, бесспорно, интересном человеке все, что знаю сам. Добавлю лишь то, что в эти дни Ю. Я. Курдубадзе отмечает очередной небольшой юбилей. И, думаю, будет рада поздравлениям ее друзей. К которым присоединяется и коллектив редакции газеты «Красное знамя».

 На снимке: Ю. Я. Курдубадзе.

298

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom