Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 28.09 72.66 -0.3468
EUR 28.09 85.04 -0.6468
Архив номеров

Жизнь - это миг…

2015-03-27

А пора эта была не простая. Это сейчас подобные явления в экономике называют кризисом. Тогда даже слова такого по отношению к социалистической экономике не было. Слова не было, а сложностей - хоть отбавляй. Еще при Хрущеве начали стремительно пустеть полки магазинов. Даже за хлебом порой выстраивались очереди. Тотальное бездорожье тормозило развитие экономики, особенно сельского хозяйства. Не хватало транспорта, запасных частей для техники. Именно тогда всенародную известность приобрело слово «лимит». Все лимитировалось: горючее, стройматериалы, металл, продукты. Не лимитировалось, пожалуй, только рабочее время, особенно руководителей. Вот в такое время у руля районной партийной организации стал В. П. Грунин.

Сказать, что до этого я ничего о нем не слышал, не могу. Уволившись из армии, я вернулся в СМУ «Межколхозстрой», где до призыва работал токарем. Прямо перед окном у моего станка был обширный выгон, на котором стояли футбольные ворота. И в один из теплых весенних дней на этом импровизированном поле развернулась нешуточно азартная футбольная баталия.

 – Ну, Грунин опять своих вывел, - увидев, что я наблюдаю за футболом, заметил мой напарник.

- Кто такой Грунин? – спрашиваю.

– Да начальник вон тех мастерских, - показал на длинное барачное помещение напарник. – Они тут все лето в перерыв мяч гоняют.

Это было заочное знакомство. А спустя год-полтора состоялось и очное. Так получилось, что меня избрали секретарем партийной организации СМУ. Вскоре после избрания в организацию приезжает первый секретарь райкома КПСС и сразу направляется в кабинет начальника СМУ. Куда вскоре приглашают и меня. Здесь по наивности я и выдал, что секретарь райкома КПСС должен бы вначале зайти в кабинет парторга, а потом уж к начальнику. И получил в ответ короткое, но емкое пояснение, в том духе, что партия - наш рулевой, что она отвечает за все и, в первую очередь, за экономику. И, естественно, совет умерить свой гонор и не указывать секретарю райкома, что и как ему делать, а выполнять его рекомендации и решения партии и правительства.

А решений, которые надо было выполнять, в то время было немало. Разворачивалась программа специализации в сельском хозяйстве, требовалось существенно повысить продуктивность животноводства и урожайность сельхозкультур, производительность труда, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Что касается СМУ «Межколхозстрой», то от него требовалось почти невозможное. За короткий срок построить животноводческие помещения для трех специализированных хозяйств и создать всю необходимую инфраструктуру, то есть мощности по производству кормов и первичной переработки продукции. Мотаться по стройкам приходилось по всему району. И нередко сталкиваться там с первым секретарем райкома.

Вообще, что касается строительства, то ему Грунин, как мне кажется, уделял первостепенное внимание. Особенно его привлекали новинки, ранее не применявшиеся. И тогда затевался такой аврал, что не только пообедать, порой сутками домой трудно было попасть. Первым таким объектом для меня был цех по производству хлореллы на комплексе по откорму скота в спецхозе «Заря». На эту самую хлореллу делали ставку как на первостепенное средство повышения привесов бычков на откорме. Построили цех за рекордно короткий срок. Работали в две смены. Запустили. А спустя некоторое время, по существу, забросили. Не оправдал он себя.

Точно таким же образом загорелся руководитель района созданием комплекса по откорму свиней на пищевых отходах. Строили всем миром, чуть ли не круглосуточно. В каждый подъезд раздали ведра для сбора пищевых отходов. Наладили их сбор. И получили первую свинину, как для «закрытых» учреждений города, то есть детских садов, больниц, так и для реализации населению. Но вскоре оказалось, что пищевых отходов собирается мало, откормить поголовье комплекса на них не получается, и после смерти В. П. Грунина он тихо угас. Остались сейчас лишь развалины невдалеке от очистных сооружений.

Прожектер, скажете вы. Отчасти и так. Но далеко не все его «прожекты» оказались коротко живущими. Так, одним из путей повышения производительности труда в животноводстве была его механизация. На фермах появились доильные аппараты, различного вида «елочки», которые позволяли отказаться от ручной дойки коров и перейти на механизированную. Это давало возможность существенно увеличить группы коров, обслуживаемые одной дояркой. Все вроде было хорошо. Но возникла проблема. Доильным аппаратам необходимо было периодическое техническое обслуживание, что дояркам в условиях фермы было не под силу. Выездное обслуживание также не справлялось и было дорого. Нужно было создавать стационарные мощности по обслуживанию оборудования молочно-товарных ферм. И развернулся очередной «БАМ», как тогда говорили.

Ни до, ни после я не видел таких темпов строительства. Основным подрядчиком было СМУ МКС. К стройке были привлечены еще и промышленные предприятия, другие строительные организации. Был организован трехсменный режим работы, организовано питание, подвоз рабочих. Словом, организаторский талант Грунина здесь развернулся в полной мере. Кстати, и сам он принимал участие во всех планерных совещаниях, которые проходили порой поздно вечером. Понадобился всего месяц, и цех начал работу. К примеру, то же СМУ МКС строило механическую мастерскую в Первом Цепляево, примерно равную по объему работ, больше года. А тут за месяц.

Была и еще одна стройка, о которой нужно упомянуть. Многие из читателей, особенно новотаволжанцы, хорошо знают бывший пионерский лагерь «Пионерская республика». Так вот возник он также при В. П. Грунине.

К тому времени стали обращать пристальное внимание на проблему оздоровления детей. В районе было несколько пионерских лагерей, все они были ведомственные, принадлежали предприятиям. И оздоравливались в первую очередь дети работников этих предприятий. Наиболее ущемленными в этом плане оказались дети работников сельского хозяйства. В результате возникла идея создания межколхозного пионерского лагеря. Идея, как показало время, здравая. Но как ее осуществить? Напомню, в то время, даже имея реальные деньги, но не имея пресловутых лимитов на стройматериалы, затевать стройку было бессмысленно. Я не знаю, как Грунину удавалось добывать эти лимиты. Или обходился он без них. Но вскоре на окраине Новой Таволжанки в день коммунистического субботника развернулась настоящая народная стройка. Одним предприятиям предписывалось построить один–два домика. Другим – обустроить территорию, огородить ее. Третьим - оборудовать пляж для детей. Четвертые отвечали за пищеблок. Работа кипела с раннего утра до позднего вечера. Уже спустя менее месяца в сосновом бору стояли ярко раскрашенные домики. А чуть позже был закончен и пищеблок. Лагерь был готов принять 500 сельских ребятишек. И работал практически до «перестроечных времен». Сейчас трудно подсчитать, сколько детей провели там летние месяцы.

Все, кто знал В. П. Грунина, отмечают его доступность, любознательность и природную интеллигентность. Он мог найти общий язык и с заслуженным председателем колхоза, обремененным наградами и почетом, и с руководителем предприятия, и с дояркой, и с механизатором. Нередко его можно было видеть у остановившегося в поле трактора или комбайна с засученными рукавами. Для него не было проблем, его не касающихся. Это был его район, значит, все, что здесь происходит, его касается. Работа с раннего утра до позднего вечера, бесконечная череда мероприятий, естественно, сказывались на семье. Чтобы хоть немного пообщаться с сыном, Грунин брал его в выходные в машину и ехал по колхозным полям. Причем по самым дальним от общих дорог. Так и общался. А в понедельник, на планерке уже давал распоряжения, где и как устранить обнаруженные недостатки, кому сделать замечания, а возможно и выговор.

Как мне кажется, он не любил решать возникшие проблемы методично и медленно. Почти всегда старался добиться быстрого и эффективного результата. И нередко своего добивался. В то время в колхозах имела место сильнейшая нехватка кадров, прежде всего механизаторов. В период обострения этой проблемы вдруг выпускники Большегородищенский школы всем классом решают остаться в колхозе. Как их удалось уговорить, чем обнадежить - не знаю. Знаю лишь то, что разговаривал с детьми и родителями Грунин сам. Как и с девчатами из Белянской школы, которые выступили с инициативой «Девушки, на трактор!». И действительно, работали потом на тракторах. Не могу сказать, помогло ли это решить проблему кадрового голода, но знаю, что последователи у этих ребят в районе были.

Секретарь райкома был нетерпелив. Это нетерпение порой заставляло его подменять своих подчиненных, браться не за свою работу. Но он не умел и не хотел ждать. Сейчас и сразу - таким мне видится его девиз. Время, которого катастрофически не хватало при таком образе жизни, он находил за пределами 8-часового рабочего дня. В районе в порядке вещей были планерки и заседания бюро в пять–шесть часов утра. После этих заседаний члены бюро отправлялись в подшефные колхозы. Планерки на особо важных, по его мнению, стройках могли проходить и в восемь, и в девять часов вечера. А при круглосуточной вывозке урожая - и в полночь. Он не жалел себя, не жалел и окружающих. Но при всей его жесткости, требовательности был и очень внимательным. Всегда готов был помочь всем, чем мог. Даже освобождая от работы не справившегося с обязанностями руководителя, заранее подыскивал ему работу, не устраивал показательных расправ.

Кое- кто из прочитавших эти заметки скажет: – ну и чего он в результате добился? Отвечу: для себя лично ничего. Разве что таким темпом жизни здоровье себе подорвал. А для окружающих – немало. Десятки километров дорог, которых до него не было. Школы в селах. Крупнейшие животноводческие комплексы. И добрую память у тех, кто мог и оценил им сделанное. А это, согласитесь, немало.

Фото из архива музея.

От редакции: просим вех, кто обладает информацией о бывших первых секретарях Шебекинского райкома КПСС Руденко и Кривошееве позвонить по телефонам 4-19-93 или 8-905-673-02-90.

689

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom