Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 19.04 75.55 0
EUR 19.04 90.46 0
Архив номеров

Он освобождал Крым

2015-03-13

Мобилизовали восемнадцатилетнего паренька уже в феврале 1943 года. Огромной колонной они пешком, командиры на лошадях, шли через Валуйки, Грязи, Лиски. Остановились, не дойдя 10 километров до Дона. На всем пути питались чем бог пошлет. Люди в то время были, по словам Василия Викторовича, добрее. Зайдешь в дом, накормят, чем богаты. Жалели.

С Дона мобилизованных эшелоном отправили в Горький. Печка посреди вагона и нары – двадцать человек с одной стороны, двадцать - с другой. Вместо сухого пайка – зерно ржи, вместо котелка – консервные банки. По прибытии в Горький, направили его в Гороховецкие лагеря. Здесь формировались десятки воинских частей. Здесь же был запасной учебный артиллерийский полк, в котором Василия стали учить на артиллерийского разведчика. Я порылся в архивах. Скорее всего, это был второй учебный артиллерийский полк, в составе которого было до 14 тысяч солдат и офицеров. Учили наводчиков, связистов, разведчиков, радистов. Обучение было ускоренным. Полтора-два месяца - и формируется очередная маршевая батарея на фронт. Эти лагеря запомнились Безбенко постоянным голодом и морозами. В день полагалось 500 граммов хлеба из кукурузы. Был он сырой и тяжелый. 150 граммов на завтрак – это кусочек со спичечный коробок. Столько же на ужин. В обед 300 граммов. И суп, в котором порой можно было выловить одну-две крупинки. А занимались весь день. В мороз под сорок градусов. Словом, тем, кто хочет подробнее узнать, что такое Гороховецкие лагеря в военное время, наберите в любом поисковике это название. Есть в интернете воспоминания тех, кто там побывал.

На фронт ехали с воодушевлением. Перед отправлением артиллеристов переодели во все новое, они приняли присягу. Приближалась весна, на всех фронтах, в том числе и на Южном, куда направили Безбенко, ждали решительного наступления. Вообще, если пытаться проследить боевой путь того или иного бойца по фронтам, на которых он принимал участие в боевых действиях, несложно запутаться. Фронты во время Великой Отечественной войны создавались под конкретную операцию. Некоторые из них просуществовали всего один день. Южный был образован из Сталинградского фронта и предназначался для проведения Ростовской операции 1943 года, а затем принимал участие в Донбасской и Мелитопольской операциях. Но в этих сражениях Василий Викторович не участвовал. В свой 197-й истребительно-противотанковый артиллерийский полк 21-й бригады ИПТА он прибыл в аккурат перед форсированием Сиваша на Крымском перешейке. И просуществовал Южный фронт как раз до этого события. С прорывом укреплений фашистов на Крымском перешейке Южный фронт был переименован в 4-й Украинский.

В составе этого фронта полк В. В. Безбенко освобождал практически весь Крым. Перекоп, Сиваш, Джанкой, Симферополь, Севастополь, Бахчисарай и другие города, деревни и поселки с боями прошли артиллеристы. Прошли, это сейчас воспринимается как прогулка. А в то время каждый шаг под обстрелом, под угрозой подорваться на мине, под бомбежкой. И вообще, какими только эпитетами не награждались бойцы противотанковой артиллерии: «Ствол длинный, жизнь коротка», «Двойной оклад - тройная смерть», «Прощай, Родина!». Как правило, они стояли на прямой наводке позади, а то и впереди пехоты. Главной их задачей было выбить танки. И они их выбивали до самого конца войны. Роль противотанковой артиллерии, в первую очередь противотанковых истребительных частей, была исключительно высока. Это подчеркивалось и тем, что специальным распоряжением главнокомандующего для младшего командного состава и рядовых устанавливался двойной оклад (вот откуда поговорка о двойном окладе и тройной смерти). Была установлена специальная нарукавная нашивка. Весь личный состав ПТАПов брался на особый учет и был строгий приказ - личный состав после излечения в госпиталях направлять только в их части или в такие же.

Подробностей крымских боев за прошествием многих лет Василий Викторович помнит мало. Все они слились в один непрерывный бой. И неудивительно. Наступление советских войск в Крыму было столь стремительным, что немцы даже отступить планомерно не смогли. Большие скопления румынских и немецких войск то и дело попадали в плен, не успев организовать сопротивление. Кстати, Симферополь фашисты готовились взорвать весь. И только действия партизан и стремительность наступления наших войск помешали это сделать.

К сожалению, в воспоминаниях крупных военачальников о тех событиях редко уделялось внимание таким «мелким» частям как полк и бригада. И нужно было сделать что-то исключительное, чтобы о них упомянулось в мемуарах высоких военачальников. О 21-й бригаде и 197-м полку я нашел в воспоминаниях два упоминания. Во-первых, эта бригада вошла в состав подвижной группы 51-й армии, которая сыграла решающую роль в преследовании врага, и во-вторых, 77-я стрелковая дивизия, поддержанная 21-й отдельной истребительной противотанковой артиллерийской бригадой, захватила аэропорт Симферополя и завязала бой за железнодорожную станцию. Это не позволило немцам вывезти из города несколько эшелонов с техникой и вооружением. Что касается 197 ИПТАП, то один из участников тех боев вспоминает, что полк встретил на подступах к городу колонну фашистских танков и моторизованной пехоты, отходивших с Керченского полуострова, и разгромил ее. В составе полка в то время должно было быть 20 орудий. В этом же случае наверняка гораздо меньше. Ибо каждый бой состав полка сокращал.

Это лишь один из боев, в которых принимал участие В. В. Безбенко. А сколько их было, пока дошли до Севастополя. И пока взяли Севастополь. Напомню, поддержка пехотных частей заключалась, как правило, в том, что шли они в передовых порядках пехоты. Уничтожать танки противника, особенно «Тигры» и «Пантеры», можно было только прямой наводкой с расстояния в 300, максимум 500 метров.

После окончательного разгрома немецких войск в Крыму большинство частей отводили на пополнение и переформирование. Бригада и полк Безбенко перегруппировали на прибалтийское направление. В составе 11-й армии бригада принимала участие в Восточно-прусской операции. В конце октября в составе разведывательной группы зашли в боевые порядки немцев. Их заметили и тут же накрыли минометным огнем. Капитану, командиру группы удалось выскочить из-под огня. А Василию Викторовичу осколком перерубило стопу. Идти не мог. До своих - километра два. Немцы рядом. Подтянул автомат, вытащил из магазина патрон и стал ждать.

- Тогда впервые подумал: «Тут мне и конец», - рассказывает Василий Викторович. - Помощи не видно. Выжил ли капитан, не знаю. А немцы рядом, в лощине. Раненый я им не нужен. В лучшем случае пристрелят, в худшем издеваться будут. Поэтому и оставил патрон для себя.

Сколько так лежал, не помнит. Но его не бросили. Капитан с двумя бойцами из группы вернулись за ним. Понесли к машине. Только положили на пол «Доджа», снова минометный огонь. Здоровые бойцы с машины соскочили, а его оставили. Кое-как сполз на землю. Обстрел кончился, прибежали разведчики. Снова его на машину - и вперед.

- А немцы, видать за нами наблюдали. Стали бить из орудий. Кладут снаряды то впереди машины, то сзади. Капитан кричит водителю: «Жми, жми». Так и выскочили. Сдали меня в медсанбат. На этом война для меня и кончилась.

Долго лежал в госпитале. Повезло, докторам удалось спасти ногу. К апрелю 1945 года вернулся домой. И всю свою дальнейшую жизнь связал с лесом. В 1947 году приняли его в Архангельское лесничество лесником. А в 1990 году ушел на пенсию. И сейчас живет рядом с тем лесом, который охранял и берег. Те, кто ездил за грибами в район улицы Заречной в Новой Таволжанке, наверняка знают дом лесника. Чуть дальше, в ложку, было самое грибное место.

В доме лесника Василий Викторович живет и сейчас. Один. Место красивое, особенно летом. Но на отшибе. По ночам даже освещения нет. Хотя фонарь прямо у дома висит. Попробовал ветеран добиться, чтобы включили этот самый фонарь. Говорят – невозможно. Странно, на фронте многое было невозможно. Но солдат шел и делал это невозможное. А здесь фонарь подключить невозможно.

Не в ближний край ветерану добираться и в магазин, аптеку, больницу. И здесь он с большой благодарностью вспоминает, как в 2005 году получил он «Оку». И по сей день на ней и в магазин, и в аптеку, и в больницу. В девяносто лет сам за рулем. Бережет машину, как зеницу ока. Без нее как без рук. Но время берет свое. За десять лет поистрепалась, ремонтировать все труднее и труднее. Если сломается окончательно, не знает что и делать. Однако оптимизма у Василия Викторовича не отнять. В военные годы потяжелее было, а сейчас жить можно.

P.S. Третьего апреля освободителю Крыма и Прибалтики Василию Викторовичу Безбенко исполнится 90 лет.

На снимке: В. В. Безбенко.

475

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom