Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 08.12 74.14 0.4705
EUR 08.12 83.71 0.5976
Архив номеров

Семь эпизодов из военной биографии Ивана Владимировича Машкина

2015-03-11

Эпизод первый

 После призыва в марте 1943 года попал в запасной мотоциклетный полк под Новгородом, где научился водить мотоцикл. После завершения обучения направили куда-то на Орловское направление. На своем мотоцикле обеспечивал связь. Несколько раз выезжал в тыл, в части первого эшелона. В декабре, в очередной поездке сильно разбился. Как - не помнит. Возможно, на мину налетел, возможно, попал в воронку от бомбы. Сколько лежал на морозе тоже не помнит. Очнулся в санитарном поезде. Кроме тяжелой контузии, от переохлаждения распухли суставы на ногах и руках. Ходить не мог. Выписали только в апреле.

Эпизод второй

 До войны Иван Машкин закончил восемь классов. Для того времени немало. Возможно, поэтому его после госпиталя направили в школу младших командиров. Учиться после госпиталя было очень трудно, болели ноги, не мог бегать как все.

Однажды в письме мать написала, что пришло извещение о гибели отца в боях под Харьковом и старшего брата.

- Такая меня злость взяла, - рассказывает Иван Владимирович. - Вместо занятий пошел к командиру части и написал рапорт об отправке на фронт. Через неделю одели меня во все новое - и в маршевую роту. Так попал на первый Украинский фронт, в 250-ю стрелковую дивизию, в 926-й стрелковый полк в Белоруссию.

Эпизод третий

 Иван был пареньком спортивным, шустрым. И командир роты взял его посыльным к себе. А через некоторое время стал посыльным у командира батальона. Задача посыльного - обеспечивать связь с подразделениями путем доставки донесений, приказов и распоряжений. Однажды командир батальона послал его с донесением в полк. На обратном пути его попросили проводить в батальон лейтенанта, нового комсорга батальона.

Пока он бегал с донесением, батальон ушел вперед, расположился где-то на опушке леса. Идут по лесу. Впереди показался просвет. Решили, что это и есть опушка.

- Подошли ближе, глядим – вырубка, - рассказывает Иван Владимирович. - А за мелкой порослью танки немецкие. Пригнулись - и потихоньку назад. Только отошли метров на пятьдесят, навстречу четверо немцев с пулеметами. Только мысль мелькнула: убьют в лесу, никто и не найдет.

Залегли. Лейтенант шепчет: стреляй. Даю очередь. Немцы залегли, но не стреляют. Поползли вперед. Изредка стреляю. Ответа нет. Ползем дальше. Уже ноги в немецких сапогах вижу. Стреляю снова. Ноги исчезли. Видать, попал. Лейтенант и говорит: « Может, им стрелять нечем?». А немцы часто засады оставляли при отступлении с пулеметами. Думаю, может, и правда из такой засады к своим возвращаются без патронов. Выскакиваем. Кричим «Хенде хох!», а они лежат. Тут лейтенант стреляет из своего пистолета в одного. Убил и наклонился над ним, похоже, документы забирает. Пока отвлекся я на них, а другой немец уже приподнялся для прыжка на меня. Едва успел его со всего маху по голове прикладом. И тут же очередь по остальным. Так и положили всех. А окажись у немцев патроны, они бы нас там положили.

Эпизод четвертый

 - Однажды в Германии, в наступлении, к концу дня остановились. Командир батальона и говорит: «Беги, Ваня, хозвзвод подтяни, ночевать здесь будем». Побежал. Нашел хозвзвод, приказ передал, и вместе с ним по леску возвращаемся обратно. Я со старшиной хозвзвода впереди, на телеге. Вижу, впереди, вдоль дороги, какие-то доты виднеются. Показываю на них старшине.

- Наверное, еще довоенные остались,- он говорит, - может, полигон какой был.

Только он это проговорил, как выскакивают с десяток немцев и давай крошить по хозвзводу. Лошади на дыбы, люди кто куда, крики. Скатываемся на землю и в лесок со старшиной ползком. Вижу, он остановился, а немцы уже рядом. Дал по ним очередь - и к старшине. А он уже убит. Я прыжками в лес, за дубок один, другой, выглядываю, немцы за мной не идут. Огляделся – цел, не ранен. Кинулся бежать, а ноги не бегут, как ватные. Упал и ползком, ползком, ушел. Чуть дальше еще один дедок из хозвзвода прибился ко мне. Вышли на какую-то часть, доложил. Командир дал взвод, и пошли немцев выбивать. Да разве их взводом выкуришь из дотов. Постреляли и отошли. А на дороге указатель поставили в обход этого места. Чуть позже артиллерией их выбили оттуда, часть в плен взяли.

Эпизод пятый

- Было это после взятия города Мельзак, в Восточной Пруссии. На ночь батальон остановился в обширной пологой лощине. Утром отсюда должны были наступать. И вот утром началась артподготовка. И залп «Катюш» пришелся прямо по нашему расположению. Только тогда я понял, почему немцы панически боялись «Катюш». Это был ад. И наши бросились выходить из-под обстрела. Немцы это увидели и в атаку за нами. Но под «Катюшами» залегли. Бежим, смотрю, командир батальона упал. Подбегаю, вижу - ранен. Пытаюсь тащить его из-под огня. Не получается. Я росточка небольшого, щуплый. А он большой и тяжелый. Тут какой-то сержант-артиллерист подвернулся. Кричу «Помоги». Берем комбата вдвоем и вперед. Чуть пробежали, тут разрыв. Нас пылью обсыпало. Кричу комбату:

– Жив!?

 - Жив,- отвечает.

Снова тащу. А сержант не помогает. Оборачиваюсь, а он лежит весь осколками посеченный. Потянул комбата один. Слава богу, к какой-то батарее подтянул, а там артиллеристы помогли. Вытащил комбата, и сам жив остался.

Эпизод шестой

 -Однажды в Пруссии наступали всю ночь. На рассвете увидели в стороне от какого–то городка имение. Младший лейтенант, который взял командование на себя вместо раненого командира батальона, посылает туда отделение разведать, нет ли там немцев. Сходили, посмотрели, нет. Мы туда. Расположились, вздремнули, а тут наши наступают. Оказалось, мы в тыл к немцам вышли. Немцы отходят и мимо нас. Вот тут-то мы им дали. Я потом матери писал, что положили мы их как снопы в поле, один на одного. Отомстил я и за отца, и за брата.

Эпизод седьмой

 Было это уже под Кенигсбергом. Сам город И. В. Машкин не брал. А добивать немцев на косе Пиллау пришлось. Из остатков его батальона создали штурмовую роту. Вместо рот взвода.

- Немцы оборонялись отчаянно, - рассказывает Иван Владимирович. - А куда им деваться. Впереди наши наступают, сзади Балтийское море. Разве что утопиться. Так вот, брали мы однажды сопку на берегу. Уже море видно было. Огонь такой, головы не поднять. Пехота на склоне залегла и не поднимается. Младший лейтенант Морозов и говорит:

 - Беги, передай приказ «Вперед».

Побежал. Роту поднял, да не надолго. Опять залегли. И я залег возле пулеметов. Гляжу, Морозов подползает.

– Где наши?- говорит.

Приподнимаюсь, чтобы показать, а тут как будто лопатой по руке как даст. Я носом в грязь. Гляжу. Кровь из- под рукава ручьем бьет.

 - Ползи в тыл,- говорит Морозов,- там медсанбат на опушке стоит. Я и пополз. Вдруг меня взрывом прямо в воздух подняло и в воронку бросило. Ну, думаю, здесь и отлежусь. Лежу, и так мне хорошо стало. В сон потянуло, тепло. Стал уже засыпать. Вдруг кто-то как навалится на меня.

- Живой? – спрашивает.

-Живой,- отвечаю.

Он мне рукав распорол, руку перевязал.

- Ползи, -говорит,- к лесу. Там медсанбат. Да не спи, а то так здесь и останешься.

Я и пополз. Сколько полз, не помню. Только вижу перед глазами брезентовый навес. Думал, медсанбат. А оказалось, штаб полка. Рассказал все командиру полка, он выслушал и приказал отнести меня в медсанбат. На этом моя война и кончилась.

На снимке: Иван Владимирович Машкин.

2234

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom