Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 17.04 75.55 -1.4273
EUR 17.04 90.46 -1.7705
Архив номеров

В боях закалялся характер

2015-02-20

Пытаясь уточнить названия некоторых населенных пунктов на Дону, где дивизия вела оборонительные бои, я набрал в поисковой строке Яндекса «Боевой путь 205-й стрелковой дивизии». И с удивлением выяснил, что весь ее боевой путь уложился в период чуть более одного месяца. 28 июля 1942 года дивизия заняла позиции в полосе обороны 4-й танковой армии, а 30 августа того же года ее расформировали. Что случилось?

 Разрозненные воспоминания Владимира Андреевича и раскопки в интернете помогли восстановить трагическую судьбу полноценного, хорошо вооруженного военного соединения.

 По словам В. А. Калугина, их эшелон разгрузили на станции Серебряки Волгоградской области 28 июля. Ночь они маршем шли до станицы Катлубань. И почти сразу заняли оборону на левом берегу Дона. Три дня оборудовали позиции, строили землянки и, едва обустроившись, получили приказ занять позиции на правом берегу Дона в его малой излучине. По словам Калугина, до Дона было километров 18. Рано утром он и его сослуживцы проснулись от звуков губной гармошки. Выглянули из траншеи - немцы. Идут в рост, один с губной гармошкой, почти рядом. Командир роты дал приказ отходить, они и пошли. Чуть позже выяснилось, что шли параллельно с немцами, которые на них не обращали внимания. Так и дошли до Дона. Там укрылись в каком-то овражке. А когда выглянули, увидели ствол немецкого танка. Гранат ни у кого не было, и командир дал команду уходить вплавь через Дон. Слава богу, плавать умели все из этой группы бойцов. Разделись, одежду и патроны привязали ремнем к голове, винтовка в руках и поплыли.

- Уже из сил выбились,- рассказывает Владимир Андреевич. - Слышу, кто-то говорит: «Володя становись».

Кое-как достал пальцами дно, а меня обратно на глубину тянет, уже воды хлебнул. Но помогли, выбрался.

 Как оказалось позже, на левый берег Дона солдаты дивизии выходили мелкими группами, многие погибли, часть попала в окружение и позже также погибли или оказалась в плену. По разным данным, от полноценной дивизии осталось от 300 до 700 бойцов. По мере выхода из окружения все они вливались в другие части и продолжали участвовать в оборонительных боях за Сталинград. А дивизию в конце августа расформировали. Хотя ее бойцам об этом, конечно же, не сообщали. Некому было сообщать. Поэтому Владимир Андреевич по сей день считает, что он и дальше продолжал воевать в 205-й стрелковой дивизии, в одном из ее стрелковых полков.

Конечно, если попробовать детально восстановить его боевой путь, где, возле каких хуторов и станций он участвовал в боях, возможно номер его новой части и удалось бы восстановить. Но надо ли это сейчас. Главное, судьба хранила его там, где расстались с жизнью тысячи его сослуживцев. Так, только в поселке Самофаловка, недалеко от станции Катлубань, куда чуть раньше пришла маршем его часть, захоронено более четырех тысяч наших воинов, погибших в этих боях.

 А Калугин продолжал воевать. Вместе со всеми выстоял в обороне, добивал окруженную группировку Паулюса, и ему даже довелось увидеть этого маршала во главе плененных немцев после завершения ликвидации окруженной группировки врага. При этом даже царапины не получил.

Следующим пунктом назначения его части стала Курская Дуга. Тогда такого названия никто не знал. Да командование не очень-то информировало рядовой личный состав, куда и зачем их везут или ведут. После Сталинградских боев часть пополнили, посадили в эшелоны и привезли в район Ельца. Я опять же через интернет попробовал найти в Курской области Елец, но поисковик упорно указывал лишь на один город с таким названием в Липецкой области. Возможно, Владимир Андреевич что-то путает, либо их действительно выгрузили в Ельце, а в Хомутовский район Курской области их уже вели пешим ходом либо на автомашинах. Так или иначе, оказался он на Курском выступе, недалеко от Рыльска в составе 65-й армии, которая была сформирована на базе 4-й танковой армии, в полосе обороны которой и погибла 205-я стрелковая дивизии летом 1943 года. Здесь Калугину в какой-то мере повезло.

Повезло в том, что на южном и северном фасах шли жесточайшие бои, а у них было относительно тихо. А когда немецкое наступление выдохлось, пошли и они вперед. Как он говорит, туда, где петухи на три области кричат, Сумскую, Черниговскую и Курскую. Пошли и пошли. Так до Белоруссии дошли.

 Белоруссия запомнилась Владимиру Андреевичу дождями с морозами, сыростью и ранением. Первым и последним за войну.

- Целый день дождь идет, а ночью – мороз. Шинель так замерзает, что по нужде не присядешь, и нос не утрешь.

 - Под 23 февраля Жуков приказал взять город Злобин в Белоруссии, - рассказывает Калугин. - Вроде как подарок к празднику. Приказ есть приказ. Пошли. Шли всю ночь. Под утро отдыхать. Завернулся в шинель и заснул. Проснулся - ни рукой, ни ногой пошевелить не могу. Замерз. Кое-как размялся, а тут приказ: «Вперед». Поднялись и пошли. Впереди высота, за ней луг. Вышли на луг, немцы такую стрельбу подняли, головы не поднять. В отделении к этому времени осталось четыре бойца вместе со мной. Да еще трех партизан дали на пополнение, мальчишек лет по тринадцать. Вот с ними в воронку спрыгнули и ждем. В воронке вода, лежим на руках и ногах. Сколько так можно выдержать. Командир роты кричит: «Передать по цепи, вперед!» Только я выбрался из воронки, как по руке ударило. Гляжу, а из рукава кровь хлещет. Ну, мальчишки-партизаны рукав разрезали, перевязали, и пошел в санбат. Такая большая палатка брезентовая и нары деревянные. Только улегся на нары, вот тебе командир роты. По четыре человека во взводе осталось после того боя. Вот такой подарок к празднику.

 Больше месяца пробыл Калугин в Тамбовском госпитале после этого ранения. Пуля кость перебила, а тут еще и воспаление легких подхватил. Но поднялся. А после госпиталя направили сержанта в танковую школу. Так стал он наводчиком самоходной артиллеристской установки САУ-76. А после школы опять попал в Белоруссию, только теперь в 13-ю армию.

В составе армии участвовал в Берлинской и Пражской стратегических операциях. Брал Дрезден. Город так был разрушен американцами, что самоходки не смогли пройти. После Дрездена на Прагу. Там и закончилась война. Через некоторое время свои орудия оставили чехам, а сами на автомашинах в Россию. И еще два года Калугин служил в полку тяжелых самоходок в Новоград Волынском. Но это уже была не война.

481

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom