Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 16.09 72.85 0.1349
EUR 16.09 86.07 0.0794
Архив номеров

И пришло освобождение

2015-02-06

Прислушались - скрип саней стал отчетливо слышен со стороны Чураево. Мы уже видели, что что-то произошло. Хваленные немецкие солдаты спрашивали дорогу на Белгород. Хмурые, изрядно потрепанные. Мы догадывались, что немцы отступают. Ведь радио не было, узнать что-либо о положении на фронте не могли.

После тревожной ночи мы с братом Виктором (ему 17 лет, мне 11) заметили, что со стороны Логового, мимо кладбища, что в конце улицы Октябрьской пробирается немецкая разведка в сторону улицы Крупской. Завязалась перестрелка. Потеряв несколько человек, немцы ушли назад. Начался бой по направлению улицы Комсомольской и Петровской. Папа (ему было 58 лет) и Виктор не успели спрятаться в самодельном блиндаже, забрались на чердак дома.

И вдруг брат лезет назад.

 Мама в отчаянии: «Куда ты? Немцы уже во дворе!» «Мама, это наши!!! Они спрашивают: «Немцев нету?»

Мы выскочили во двор, а наши родные солдаты уже в объятиях брата и соседей. Высыпали все жители из подвалов на улицу. Кто нес красноармейцам освободителям молока, кто хлеба, хоть чем-нибудь угостить уставших солдат. Сколько радости было! Нас освободили! Наконец-то, после восьми месяцев оккупации.

При отступлении немцы подожгли дома. А когда мы пришли в школу, оказалось, что одна из хат, горевшая тогда в Логовом, был домом моей одноклассницы Дины Мишневой. Горел и сарай, надо было спасать корову-кормилицу. Дина полураздетая выгнала корову из сарая и погнала ее на луга по сугробам. А ее мама спасала двух младших детей. Жить им потом пришлось у знакомых очень долго.

Как мы жили во время оккупации

 К нам на улицу Октябрьскую немцы прикатили на мотоциклах через понтонный мост со стороны кожзавода. И пошли по дворам собирать «куры, яйки». Не успели мы спрятать поросенка (его нам при отступлении наших оставила свинарка). Немцы, прострелив его много раз, погрузили на тачку и увезли. После мы нашли нашу тачку и остатки костра на лугу.

Был назначен десятник, он приходил и требовал, во-первых, сдать все радиоприемники, потом сдать белые простыни (вероятно на маскхалаты), потом сдать по две-четыре курицы и т. д. Однажды нам предложили купить хлеб. В нем была одна шелуха от проса.

Раздали жителям по куску огорода на бывшем колхозном поле. Вручную, конечно, вскопали, посеяли в основном просо, рожь, чумизу. А урожай немцы забрали себе.

 Они даже школу открыли для младших классов в здании ремесленного училища, но бомбежки разогнали нас. Машзавод бомбили шесть раз. Правый угол училища был разбит фугасной бомбой. Осколочная бомба сделала вмятину над парадным крыльцом, а мы ученики, в это время были в подвале. От взрывной волны мы чуть не задохнулись.

Воспоминания о грозном детстве

При отступлении немцы расстреливали мужчин, подростков. В Безлюдовке жители сумели убить вражеского офицера. Немцы собрали сельчан, загнали в речку и потребовали выдать виновных. Об этом в нашей газете писала жительница этого села Алипова Нина Николаевна. В числе других расстреляли и ее брата, так как никто никого не выдал.

В том же училище немцы устроили выставку «Прекрасная Германия» и насильно заводили туда людей «полюбоваться» картинками-фотографиями Германии. Вечером немецкие солдаты совершали прогулки по нашей улице, не переставая жевать шоколадки, конфеты.

 У соседей Коваленко забрали корову, кто-то донес, что отец - партизан. Запретили всем к ним ходить, а у них трое детей. А соседи все равно тайком ходили и носили им еду, делились последним. У моей мамы воевали три сына. Каждый день ждали весточки. Очень человечная почтальон каждого старалась успокоить, обещала приносить добрые вести с фронта. Мы получили в 1943 году похоронку на Петю. Ваня четыре года был в плену, а Виктор пришел инвалидом с войны.

Что мы ели в войну? Сеяли зерно, мололи его на самодельных мельницах (терках), пекли хлеб. Сеяли свеклу, отваривали, жидкость шла вместо компота и для кофе. А кофе мы делали из желудей. А бурачки ели вместо конфет. И солдат наших угощали новым кофе. Мама не могла смотреть, как усталые солдаты голодали, когда кухня где-то отставала. Картошку, огурцы, кофе — и солдаты начинали вспоминать свои семьи, детей. Голотин, Васильченко, Соболев, а Мкртчян Жора детей так любил! Но он домой письма не писал, надеялся вернуться домой живым. Не вернулся. Это те красноармейцы, которые у нас стояли на постое перед боем. Ведь в 1942 году линия фронта была в Графовке, Архангельском, Масловой Пристани. И каждый день к нам летели снаряды. Все это было...

1844

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom