Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 02.08 73.14 0
EUR 02.08 86.99 0
Архив номеров

Жестокое "колесо" войны

2015-02-04

После окончания учебы в школе Иван Волобуев завербовался на Дальний Восток. Как и каждого молодого человека, его манила романтика путешествий, желание посмотреть мир и страну. И вернулся он в родное село Сурково как раз в мае 1941 года. Едва успел стать на учет в военкомате, как началась война.

Вряд ли в тот момент он осознавал в полной мере, что такое война. Вместе со своими сверстниками дошел до Нового Оскола, а оттуда попал в полковую школу в Борисоглебске. Война между тем шла своим чередом. После разгрома немецких войск под Москвой как у населения, так и у новобранцев настроение стало получше. Многие считали, что теперь-то немца наверняка погонят. По крайней мере, именно с таким настроением и прибыл в войска Иван Волобуев.

 И ожидание на первых порах оправдалось. Не успел сержант как следует освоиться в своем подразделении, даже познакомиться с новыми однополчанами, как был получен приказ наступать.

Из рассказа Ивана Петровича Волобуева трудно понять, в каком роде войск ему пришлось воевать, кстати, невдалеке от родных мест. Много прошло времени, и мало он был в части, чтобы через семьдесят с лишним лет вспомнить ее номер или название. Судя по тому, что в наступление он пошел пулеметчиком на тачанке, скорее всего, это была какая-то кавалерийская часть. Были такие в составе Юго-Западного фронта. Вначале все шло неплохо. Прорвали оборону противника, пошли дальше. Ушли, к сожалению, недалеко. Налетели самолеты. Только и успел увидеть, как на них что-то сыпется похожее на огромные булыжники. С первыми же взрывами обезумевшие лошади, не разбирая дороги, понесли тачанку, под которую и угодил Волобуев. Больше он о том бое ничего не помнит.

Первое, что увидел после того, как очнулся, немцев, собиравших в колонну оставшихся в живых русских солдат. Подобрали и его. В пересыльном лагере военнопленные медики оказали ему возможную в тех условиях помощь. А молодой организм быстро оправился после жесточайшей контузии. И началась для Ивана Волобуева, как и для тысяч таких же солдат, новая жизнь. Жизнь военнопленного.

Как известно, у немцев существовала целая система лагерей. Наиболее известные из литературы и из истории, это концентрационные лагеря. Но в них попадали, в первую очередь, коммунисты, комиссары, евреи и те, кто провинился в обычных лагерях. Одна из провинностей – побег или попытка к побегу. Для основной же массы военнопленных существовала разветвленная сеть лагерей для рядового и сержантского состава и сеть лагерей для офицерского состава. Особого различия в содержании пленных русских солдат и офицеров не было. Скудное питание и изнурительные работы. Первым таким лагерем стал для Ивана Волобуева Stalag 301 под Ковелем.

Я попытался узнать о нем поподробнее из интернета. За время войны, судя по всему, он неоднократно менял свое расположение. Когда был в Ковеле, служил как пересыльный пункт. Именно через этот лагерь прошли почти все солдаты, попавшие в плен во время Харьковской операции. Не минул его и Волобуев. Других подробностей об этом лагере найти не удалось. Единственное, что подчеркивается во всех источниках, это массовая гибель военнопленных. Прежде всего, из-за недостатка питания. И сам Иван Петрович вспоминает, что регулярного питания там практически не было. Спасала помощь населения. И та не всегда попадала пленным. Все зависело от охраны. Сделает немец вид, что ничего не видит, за проволоку попадет несколько вареных картофелин или свеклы. Хлеба, по-видимому, у жителей у самих не было. Так или иначе, Волобуев продержался и здесь.

Через некоторое время Ковельский лагерь сменил на Минский. Условия в нем были не лучше ковельских. Голод, недостаток воды были главными врагами пленных. Из-под Минска Волобуев попал в лагерь близ городка Циттау в Нижней Саксонии. Здесь формировались рабочие команды в разных местах. Волобуев попал в команду на строительство железной дороги в Чехословакии, до которой было рукой подать.

 Как известно, военнопленные в лагерях использовались как дармовая и дешевая рабочая сила. Причем рацион питания в сочетании с высокими трудовыми нормами неминуемо приводил пленного к истощению и, в конечном счете, к гибели. Либо от недоедания, либо от болезни. Заболевания туберкулезом, дизентерией, тифом были обычным делом в таких лагерях. В 1941-1943 годах заболевших просто изолировали, либо отправляли в лагеря уничтожения. Ближе к концу войны, когда количество поступавших пленных существенно сократилось, их стали кормить немного лучше, да и охрана, особенно когда Красная Армия подступила к границам Германии, стала помягче.

 Как рассказывает Волобуев, во время работ по строительству железной дороги в Чехословакии начальник рабочей команды и охрана закрывали глаза, когда пленные копали полумерзлую картошку на уже убранных полях и варили ее на кострах. Но эти послабления не сказывались в требованиях по выполнению трудовой нормы. В случае ее невыполнения следовала порка палками и сокращение пайка. Более серьезные нарушения, к примеру, попытка побега, приводили к расстрелу на месте либо отправке в концлагерь. Применяла охрана и «воспитательные» наказания. Иван Петрович рассказывает, как двое военнопленных украли немного хлеба и попались. В наказание охранники выстроили всех пленных в две шеренги, каждому дали розгу и приказ: 25 ударов розгой от каждого. Тех, кто отказывался или бил только для вида, самих подвергли тому же наказанию.

Более семидесяти лет прошло с тех пор, и многое уже забылось. Наиболее ярок в памяти лишь конец этого кошмара. Накануне прихода советских войск из лагеря неожиданно исчезла вся охрана. Воспользовавшись этим, часть пленных также покинула лагерь. Волобуев со своим знакомым собрался уходить утром на следующий день. Но проспал. А когда проснулся, в лагере были уже советские солдаты. Даже генерал какой-то приехал посмотреть. К этой части они со знакомым и пристали. Прошли проверку. Приятель остался служить поваром. А Волобуева снова направили в школу младших командиров, где и застал его конец войны. После войны служил еще год, пока не пришел приказ о демобилизации его года.

После войны работал в колхозе. Женился. Жена, Ульяна Яковлевна, во время войны работала в прифронтовой полосе, чистила снег на аэродроме, копала окопы, после войны работала в сельском совете. Сейчас старики живут вдвоем. Годы немалые, но Иван Петрович на месте сидеть не любит, то и дело отвлекается на домашние работы. То на огороде что делает, то снег во дворе начинает чистить. С трудом удалось его разговорить. Да и то, сказать, легко ли вспоминать такое?

1574

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom