Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 21.04 76.02 -0.2336
EUR 21.04 91.75 0.2747
Архив номеров

"Хождение по мукам"

2014-10-14

Софии Николаевне семьдесят два года. В свое время она работала в милиции, майор в отставке.

Совсем недавно, вернее в день, когда в Минске спецпредставители разных стран подписали документ о перемирии на Украине, София Николаевна пришла к нам в редакцию и рассказала следующее.

- Украине нужен мир, а не перемирие. Я хочу кричать на весь белый свет: - Мне нужен Мир!.. Простите за мою эмоциональность, но то, что мы пережили за последние месяцы, иначе как кошмаром назвать нельзя.

Для меня все началось в Донецком аэропорту. Рейс Телявив - Донецк все задерживался и задерживался по непонятным причинам. Ожидающие, в том числе и я волновались и нервничали, потому что никто никому ничего не объяснял. Только через два (!) месяца стало известно, что аэропорт уже тогда считался оккупированным и не принимал самолеты. Какие войска его оккупировали? Зачем? Эти вопросы так и остались без ответа, потому что воюют украинцы между собой и все говорят на одном - русском языке.

Донецку сто пятьдесят лет. Всего! Современный, очень красивый и богатый город. Самый богатый город Украины. Мы гордились, что жили в нем.

У меня дача в двадцати километрах от дома по маршруту Донецк-Иловайск. Однажды я работала на этой даче и мне позвонил брат.

- Город сильно бомбят! - тревожно прокричал он мне в трубку. - Я к тебе, на дачу, постараюсь вырваться.

 Я согласилась. Стала ждать брата, но вскоре совсем рядом начали греметь взрывы бомб, послышались короткие автоматные очереди. Бой шел в селе Павлоградское, примерно в километре от моей дачи. Там у меня очень много знакомых. Что стало с тем селом, я до сих пор не знаю и очень боюсь знать. А вдруг...

Все последующие дни Донецк обстреливали практически по целым суткам: сначала «Град» поливает, потом «Ураган» все живое сметает и бесконечная автоматная трескотня. Сказать, что это не страшно, значит, не сказать ничего. Знаете, когда нас обстреливали из «Града» или из «Урагана», я выбегала на открытое пространство в надежде, что меня разнесет на куски и я погибну мгновенно. Но это еще что...

Однажды, когда у нас еще был свет, я включила телевизор, а там сидят мужчины за столом и спокойно говорят, что скоро станут бомбить очистные сооружения Луганска и Донецка, завод «Стирол» в Горловке. Что после этого будет? Они разъяснили: мол, если разбомбить очистные сооружения Донецка, то через пять минут в радиусе пяти километров ничего живого не останется.

Моя квартира в многоэтажном доме, что на одной из магистральных улиц города. На дверях подъездов висели объявления представителей мэрии, в которых было указано, какие документы мы постоянно должны иметь при себе, какие продукты положить на всякий случай в сумку. Мы верили в это и не верили. Не хотелось верить, что твое правительство ни с того ни с чего начнет швырять бомбы на твою невинную голову, но...

6 августа в шесть часов утра начался ад. Бомбили так, что казалось все - живого ничего не останется. Я выглянула как-то в окно и увидела, что люди полураздетые и кто в чем, кое-кто с фонариком, бежали в парк. Еще был комендантский час и могли стрелять без предупреждения. Но кто об этом думал? Кроме всего прочего был разрушен в это время завод высоковольтных опор. Это в пятидесяти метрах от моего дома. Многие дома были разбиты вдрызг.

Ночь провели возле здания горадминистрации. Затем прятались в бомбоубежище. Когда поехали на железнодорожный вокзал, чтобы взять билеты на поезд Донецк-Москва, увидели, что зал ожидания забит до отказа.

Поезд, на котором мы ехали, имел восемнадцать вагонов. Все места были забиты под завязку. Ни одного места не было свободного. Не было ни одного человека, который бы не плакал. Плакали все - и молодые и старые, и мужчины и женщины. Словами эту картину не описать, ощущения не передать.

Денег на билет у нас хватило только до Белгорода. Три часа ночи, тишина. Кое-как перекантовались на вокзале. Утром поехали вдвоем с подругой - пенсионеркой в Шебекинский Дом престарелых, но там нас не приняли.

Мы шли по улице и плакали, хотя идти нам было абсолютно некуда, надеяться не на что. И вдруг возле нас остановилась машина. Из нее вышел молодой человек, как потом оказалось, это был священник Игорь Гунькин, который забрал нас к себе домой. Там нас встретила его жена Марина, которая приготовила нам ванну, накормила, уложила спать. Так мы стали пока жителями Шебекино. Что будет дальше, знает только Бог. В Минске заключено перемирие. На какое время? Почему перемирие, а не мир? Люди добрые, нам мир нужен! Слышите: нам нужен мир!!!

93

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom