Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 11.05 74.14 0
EUR 11.05 89.51 0
Архив номеров

Не сладкий мед

2014-08-27

- Так ведь он не на пасеке, а дома, на улице Свободы, дом четырнадцать, - подсказали нам добрые люди.

- Где эта улица? Где этот дом?

- Где-то там на бугре.

 В жизни все - и хорошее и плохое рано или поздно кончается. Наконец и мы нашли то, что долго искали.

 Хозяин, не высокого роста, плотно сбитый, моложавый и молодцеватый, встретил нас гостеприимно и сразу же повел показывать свое хозяйство.

- Мед потом будем пробовать, - сказал он. - Нынче ведь Медовый Спас, все мед едят.

Двор у Рыбальченко огромный, здесь тебе и четыре с половиной сотни ульев (колодок) разместилось, и множество различных вагончиков и техники. А еще старинных строений не счесть — всевозможных хат, сараев и амбарчиков.

- Раньше у меня ульев гораздо больше было, - пояснил Рыбальченко и, выдержав паузу, добавил. - А все потому, что мед нынче слишком дешев стал.

- Ничего себе дешев! На рынке за трехлитровую банку меда восемьсот, а то и более рублей просят.

- Так то на рынке. А много ли его там можно продать? А у меня целая индустрия по сбору меда. Мне, знаете, какой рынок сбыта нужен! И цена приемлемой должна быть, не по пятьдесят рублей килограмм, как нам нынче предлагают.

Рыбальченко — человек деятельный и целеустремленный. «Пчел полюбил» он с детских лет. Эту любовь привил ему один из церковнослужащих — фанат меда и пчел. В 1976 году, когда Рыбальченко уходил в армию, у него уже была своя мини-пасека и он знал о пчелах практически все.

- Демобилизовавшись, я работал и железнодорожником, и киномехаником, но о пчелах никогда не забывал и у меня всегда была пасека, - утверждает Рыбальченко. - Со временем бросил все и окончательно занялся производством меда.

- Полтысячи ульев - это каторжный труд. Одному физически невозможно справиться. Как Вам это удается? - поинтересовался я.

- Мне зять, дочь, жена помогают, а еще друг зятя. Сам бы я загнулся здесь, - признается Рыбальченко. - Пасека ведь не на одном месте весь год стоит, мы ее в лес вывозим, в другие места, а здесь у нас что-то вроде базы.

«База» у Рыбальченко огромная, размещается в бывшем саду. Для пчел здесь рай, рукой подать до цветущих полей ЗАО «Победа». Мне, как праздному человеку, сразу бросилась в глаза красота здешних мест. Рыбальченко и его помощники на эту красоту вряд ли внимание обращают, глаз у них, что называется замылился, они люди практичные, им не столько красота ландшафта нужна, сколько рынок сбыта. Об этом Рыбальченко несколько раз говорил, печалился.

- Я бы мог гораздо больше меда производить без всяких проблем. У меня все для этого имеется, производство самое современное. Посмотрите, убедитесь.

Мы смотрели, убеждались, удивлялись и сочувствовали хозяину.

 А потом он нас угощал медом. Свежий, вкусный, пахнущий чем-то удивительным мед. Что может быть слаще и вкуснее на свете? К тому же, мед - это лекарство, причем ценное. А Рыбальченко рынок сбыта меда не может найти, сворачивает потихоньку производство.

Чудны дела твои, Господи!

361

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom