Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 22.04 76.82 0.8043
EUR 22.04 92.29 0.5406
Архив номеров

Дети войны, вспоминая...

2014-06-19

Военное время забрало много храбрых, отважных душ и сердец, жизней простых людей. И эта боль потерь навсегда останется в памяти тех, кому выжить довелось. И время для них только стирает видимые границы между тем жутким прошлым и настоящим, как будто сейчас что-то можно было предотвратить или изменить. Самое страшное, наверное, пережили в то время дети. Дети войны, как их называют. У которых злые дяди отобрали детство, возможность радоваться, все то, чему потом пришлось учиться годами. Лидия Павловна Есенкова - одна из таких детей. Будучи девятилетней девочкой, ей пришлось распрощаться и с детскими забавами, и с играми, потому что наступил кошмар. Так она вспоминает военное время, дни и ночи, когда горело небо и земля, когда жизнь разделилась на «до» и «после», когда совсем еще девчонке приходилось делать мужскую и женскую работу.

До страшных событий она росла с папой, мамой, братьями и сестрами в деревне Шеховцово Курской области. В семье ребятишек было шестеро. С ужасом сегодня вспоминает Лидия Павловна то время, когда немцы-фашисты заняли родное село. Они с непреодолимым злом и яростью уничтожали все живое перед собой. Первым делом врывались в те дома, где жили коммунисты, комсомольцы, какими были ее отец и братья. Затем их перегоняли в сельскую школу, а потом в Курск в немецкий лагерь, а школу сожгли. Так как город сильно бомбили, всех больных переводили куда-то за его пределы. Как раз в это время мама моей собеседницы Анна Павловна занедужила, а потому на самой старшей в семье Лидии остались четырехлетняя сестра Тамара и двухлетний брат Борис. Еще одного брата они потеряли. Немцы его сильно били, за то что он не приносил им яйца и молоко, которых вообще тогда трудно было где-то отыскать. Отец, Павел Васильевич, в то время ему было 54, был на передовой. Ушел с нашими добровольцем в наступление, и дошел до Берлина. Брата Анатолия в шестнадцать лет тоже забрали в армию,но год спустя отпустили из-за голода. А через месяц забрали опять, и так он служил всю войну и потом еще, всего семь лет.

 До сих пор женщина со слезами вспоминает то время. Особенно, когда летали самолеты, которые все быстро научились различать по гулу; где вражеский, а где свой. А еще постоянный голод, от которого люди опухали и начиналась цинга. Для маленького брата сестренка обдавала крапиву и лебеду кипятком, он постоянно плакал. А ночью ходила туда, где копали скрытые землянки и окопы наши солдаты. Вместе с мамой и соседкой помогала им, за что частенько им что-то перепадало из еды. Бывала и такое, что удавалось «потрапезничать» объедками. Вспоминает и то, когда немцы жили в их доме, держа под закрытой дверью их шкафа консервы, колбасы, а ей приходилось в их отсутствие что-нибудь втихую доставать оттуда, чтобы совсем не умереть с голода. А что было делать, под страхом смерти шли на такой большой риск, ведь в случае чего немцы всех бы засекли до смерти. Ее троюродных сестер-партизанок немцы безжалостно пытали, засовывали под ногти раскаленные иглы. В селе Беседино Курской области до сих пор стоит их монумент. Поначалу родные их просто прикопали, а потом похоронили с честью. «Когда наши собрались с силами и погнали немцев, мы в это время сидели в погребе под домом. В него попал снаряд, снесло крышу и все что было в хате перебило. Дышать было трудно, благо обливались водой из бочки. Прошел слух, что больных всех распустили из больницы. Не знаю как мама наша добралась к нам, пули свистели. Она нас подхватила, и к хутору помчались через лес по трупам».

 Потом объявили конец войны. Есть и одеть нечего. Все разрушено. Собирали гнилые картофелины. Это для детей было и лакомство, и единственное питание. «Помню было и такое, что наелись мы с ребятишками «волчьих ягод», отравились, конечно. Возили нас тогда в медпункт промывать желудки. А так собирали колоски пшеницы в поле, чтоб объездчик нас на лошади не увидел. Варили целиком зерно». Да и работать приходилось по-черному. После школы спешили в колхоз помогать взрослым. «До сих пор забыть не могу, как мы мешки с зерном поднимали вдвоем на телегу. В животе все болело. Качаем, качаем его еле-еле... Я вообще по характеру была шустрая, командовать любила. Всех агитировала на работу, хотела доказать, что я сильная. Никогда никому не завидовала, не врала, так воспитывал нас отец». И после войны все приходилось по хозяйству делать Лидии Павловне: и за огородом следить, и свиней кормить. В 1949 году брат пришел с армии, мама тогда очень болела. Он сразу же устроился на работу завотделом культпросветработ, поступил в Курский педагогический институт. Затем его назначали директором школы в Кшени, а в 1965 году работал в Новой Таволжанке. Мама Лидии Павловны умерла в 1950 году. Брат Борис уехал в Донецк, женился. Отец стал стареньким.. А с 1950 и сама Лидия Павловна перебралась на Урал в Костошь к двоюродной сестре. Работала бухгалтером в столовой и воинской части. За это время у нее много было поощрений и благодарностей. Там и вышла замуж за своего Митеньку, как она его ласково называет. У них родились дочери Лариса и Аля. Все бы хорошо, но трагическая смерть старшей дочери Ларисы не дала покоя матери на нажитом месте. И они вместе с семьей вынуждены были перебраться к родственникам в Шебекино. Здесь Лидия Павловна работала бухгалтером отдела снабжения СМУ МКС. Мужа вот как уже несколько лет не стало, и братьев, только сестра Тамара. Да и сама Лидия Павловна инвалид II группы, живет с дочерью Алей и внуком Игорем. Но даже пережив столько мук, лишений женщина не потеряла веру в жизнь, надежду. Она находит в себе силы улыбаться, не копить зло и просто жить. Может, это война воспитала в ней такой стальной характер, а может, именно она как никто другой понимает сколько стоит человеческая жизнь, за которую надо бороться.

100

Оставить сообщение:

Полезные ресурсы
Рекламный баннер 300x250px rightblock
Рекламный баннер 900x60px bottom