Голосование
Малому бизнесу уделяется немалое внимание ?

Лучшие сайты
belpobeda.ru
Победа
yarbiz.info
Ярославский бизнес
inforos.ru
Информационное агенство Инфорос

Добавить сайт

Все сайты

Публикации

46-47 | Общество

28.03.2018 //15:02 В. ПАВЛОВ. Фото автора.

Просто служил

На мою просьбу рассказать о службе в Афганистане Алексей Николаевич Бибичев вначале наотрез отказался. - Рассказывать особо нечего, – пояснил он свой отказ. – Подвигов не совершал, наград боевых нет, что рассказывать?

Но разговор все-таки состоялся. Память разбередила встреча с подростками из Большегородищенской школы, приехавшими на Урок Мужества в музей участников локальных военных конфликтов, что в помещении бывшего автотранспортного техникума.

Выбор рода войск, в котором пришлось служить Бибичеву, произошел сам собой. Мужчины старшего поколения помнят, что перед службой в армии многие допризывники проходили различные курсы при военкоматах. Сам я в семидесятых годах учился на курсах радиотелеграфистов. Бибичев с другом выбрали парашютные прыжки. И совершили по три прыжка. А Бибичев даже четыре. Последний по просьбе инструктора исключительно для проверяющего. Эти прыжки и предопределили его армейское будущее. Сразу после призыва Алексей попал в учебный центр ВДВ в поселке Гайжюнай в Литве.

Этот центр готовил десантников различных специальностей для воздушно-десантных войск. После его окончания выпускник должен был уметь водить боевые машины, прыгать с парашютом днем и ночью, быть хорошим разведчиком, сапером-подрывником, владеть рацией. Словом, мастером на все военные руки. О качестве подготовки здесь говорит то, что более двух тысяч выпускников центра были награждены боевыми наградами в Афганистане. Алексей Бибичев получил здесь военную специальность «водитель-механик боевой машины пехоты».

Нужно заметить, что подготовка водителей именно этой и других подобных этой машин была вызвана именно потребностями войны в Афганистане. На вооружении у десантников стоит боевая машина десанта. Но военные действия показали, что БМД, пригодная для десантирования с парашютом, в боевых действиях в этой стране была слишком уязвима на подрыв. А поскольку воздушный десант в Афганистане не применялся, эти машины заменили на более мощные БМП-2 и бронетранспортеры.

По окончании учебы около ста курсантов из ста двадцати посадили в самолет и перебросили под Фергану. Там они ночь переночевали в каком-то клубе и снова на самолет. С собой сухие пайки и комплект нового обмундирования.

То, что они прибыли на настоящую войну, Бибичев понял сразу после выгрузки на аэродроме в Кабуле. Невдалеке от взлетной полосы еще лежали свежие обломки ИЛ-82. Как узнали они позже, самолет был сбит на взлете с аэродрома. Погибли все его пассажиры. В основном отслужившие солдаты.

Алексея направили в 350-й воздушно-десантный полк, в солдатском обиходе «полтинник». Эта часть была довольно известной, на ее счету были десятки боевых выходов на операции, где десантники показывали себя с наилучшей стороны. В полку его определили в разведывательный взвод механиком-водителем БМП-2. О том, что здесь идет война, еще раз напомнила стоявшая невдалеке дальнобойная артиллерия. Неожиданно для новобранцев артиллеристы открыли огонь по близлежащим горам. От неожиданности молодые солдаты как один уткнулись носами в землю. От шелеста снарядов над головами было жутковато. По словам Алексея Николаевича, позже они не реагировали не только на пушечный огонь, но и на обстрелы базы душманами с гор. Человек ко всему привыкает. В том числе и к смертельной опасности.

Служба, по словам Бибичева, была в основном рутинной. Ездил по заставам по периметру базы, возил на посты боеприпасы, дрова, иногда пополнение. Изредка выходили в ночные засады, гонялись за боевиками с реактивными установками. Чаще безуспешно. После обстрела Кабула на месте заставали только брошенные треноги. Были и боевые выходы. Радио прослушивалось боевиками, в результате можно было либо не обнаружить никого, либо нарваться на засаду. Поэтому и ездил комвзвода за 40 километров лично получать задание на такие вылазки от командира дивизии.

На таких операциях можно было ожидать чего угодно. Алексей Николаевич рассказывает о двух случаях, когда его БМП-2 чудом избежала подрыва на фугасах. Первый случай: только что получил машину и в первый раз выехал на зачистку кишлака. Десант и взводный на броне. Перед кишлаком Алексей вдруг остановил БМП. Взводный кричит:

- Чего встал, вперед!

 Алексей стоит. Потом говорит взводному:

 - Пошли саперов, там фугас.

- Ты что, дурак? Только утром проверили. Вперед!

 Но Бибичев настоял. Пошли вперед саперы и метрах в пятидесяти обнаружили фугас.

Бибичев до сих пор не может понять, что это было. Увидеть фугас он не мог. На дороге пыль лежала слоем сантиметров в десять. В ней можно спрятать, что угодно. Подозрительного впереди тоже ничего не было. А вот же…

Второй раз, по его словам, остановились по его небрежности. Перед выходом на задание не успел отрегулировать ручник. На спуске перед кишлаком он остановил БМП на сравнительно ровном месте. Взводный приказывает проехать еще метров сто. Алексей объясняет, что у него ручник не держит, и на склоне, довольно крутом, он стоять не сможет. Взводный пообещал с ним разобраться по возвращении, и десант пошел пешком. А метрах в ста, как раз там, куда приказывал подъехать взводный, обнаружили фугас.

На задании водитель-механик всегда едет с открытым люком. Не потому, что жарко, а потому, что при открытом люке есть шанс, что при подрыве на фугасе его выбросит наружу. По этой же причине десант всегда находится на броне. Даже при самой высокой скорости.

Однажды на пути в Кабул он попробовал боевую машину на скорость. Представьте себе махину, которая мчится под сто километров в час. Хотя обычно по бездорожью гоняли с десантом на броне не более шестидесяти километров в час. Однажды один из десантников на резком маневре сорвался с брони, свалился в мокрую пыль и уронил автомат. Нащупал его в грязи, поднял и поехал дальше. Вскоре пришлось вступить в контакт с боевиками. Боец успешно отстрелялся. А когда на базе начал чистить оружие, то грязь внутри пришлось буквально выковыривать чуть ли не зубилом. А автомат все равно не подвел. Вот такое у нас оружие.

Но чутье или просто везение однажды подвело Бибичева. Возвращались с боевого задания. Был конец апреля, жара неимоверная. А рядом с дорогой ручей от ледника. Вода чистая, холодная. Вот Алексей и напился. Когда вернулись на базу, его послали в наряд на пост. Поднялся на вышку, огляделся. И больше ничего не помнит. Очнулся только через трое суток в госпитале. Уже потом его сослуживцы рассказали, что он вдруг упал на камни с вышки. Изо рта шла пена, сознания не было. Неизвестно, что насыпали душманы в ручей, но Бибичев провел в госпитале сначала в Кабуле, потом в Ташкенте больше трех месяцев. Кроме отравления, компрессионный перелом позвоночника в трех местах от падения на камни. Из госпиталя его и уволили в запас. Именно по этой причине у Бибичева в память об армии нет ни одной фотографии или сувенира. Ведь увезли его в Ташкент в одной майке. А все фото остались в части.

Алексей Николаевич вернулся домой, получил специальность электронщика. Все вроде нормально. Но нет-нет да и напомнит ноющая боль в позвоночнике об Афганистане. О боевых заданиях. О фугасах и обстрелах. О боевых друзьях. Да и разве можно все это забыть?

Голосов:
0

Комментариев: 0

Поделиться

 
x

Давайте дружить